Опубликовано: 06 октября 2022, 10:38
3153

«Завести ее вряд ли получится». Под Молодечно разваливается старинная мельница, но спасти ее пока не могут

Несколько лет назад деревенский энтузиаст Евгений Садовский задумал восстановить в деревне Солтаны старинную мельницу. Но оживить ее так и не получилось: механизмы рассыпались. А еще выяснилось, что у ветряка могут быть наследники.

Так и стоит памятник народного зодчества в поле, собирая любопытные взоры туристов, которые даже на велосипеде едут посмотреть на историческое диво.

Мельница-козловка

Мы подъезжаем к деревне Солтаны. Вдоль узкой раскатанной гравейки глядят окнами небольшие деревянные домики. В этих местах Женя родился и рос. Теперь растут его четверо детей.

Женя встречает нас и проводит нам мини-экскурсию по родной деревне. По дороге узнаем, что он не гнался за наукой, отучился на обычного водителя-слесаря, но однажды решил работать без начальников и добывать на хлеб с маслом на земле. Поставил в поле 10 голов скота, перепахал сотки и засеял картошкой. 

Из окон небольшого деревенского дома Садовскому годами «мозолила глаза» старинная мельница. Подобные сооружения появились еще в XVI веке. Их называли «козловками» из-за конструкции, которая опиралась на мощные брусья-козлы. Такие мельницы поворачивались всем корпусом на козлах по направлению ветра, не зря ее поставили на продуваемом месте в поле, на окраине деревни.

Последние 30 лет мельница молчит. А когда-то, вспоминают старожилы, ветряк пользовался большим спросом. Молоть зерно в Солтаны ехали со всей округи. У старинной мельницы даже очереди собирались. Зерно везли на конях мешками, а потом из муки пекли хлеб.

«Были зажиточные, но «гаротныя»»

Местные рассказывают, что мельнице минимум 150 лет и что в Солтаны ее привез местный помещик Иосиф Синявский. Якобы перевез ее из Воложинского района, уточняет Евгений Садовский.

Семью местного помещика помнит местная жительница Евгения Васильевна. Говорит, Синявские были зажиточные, но «гаротныя».

– Иосиф был хорошим человеком и отменным строителем и многое делал своими руками, растил троих детей. Помню, как мы у них бульбу копали за бычков. Он работал на панов, много трудился и почти никогда не отдыхал: придет с мельницы, «прытулiцца» к подушке и опять на мельницу, поэтому в доме и мяса хватало, и коровы свои были, – рассказывает 94-летняя Евгения Васильевна.

Бабушка вспоминает, что в 1920-1930-е годы семью раскулачили и выслали в Казахстан. Сначала вернулась жена с дочерью, а потом Иосиф с сыном. Говорит, сам Синявский и мог построить эту мельницу. Но, если посмотреть на карту 30-х годов, козловки в Солтанах еще не было, зато подобная стояла в деревнях Литва и Журевичах. Выходит, мельницу и правда перенесли в Солтаны из другой местности, хоть ее владелец и был мастером на все руки.

По словам старожилов, Иосифа Синявского не стало примерно в 50-х годах. Мельник умер «на своей мельнице». Потом молол зерно его сын, который позже уехал из Солтанов. А в 90-х работал мельником дед Евгения Садовского. С тех пор мельница затихла и не дает местным покоя, потому что медленно, но верно разваливается.

– В Солтаны круглый год приезжают туристы. И автобусами, и даже по снегу на велосипеде едут. Завести ее уже вряд ли получится. Что-то временем уничтожено, что-то сами люди растащили. От лопасти у «козловки» осталась одна спица, прогнили балки, нет уже и лестницы, по которой поднимались наверх, – говорит Евгений.

Чья мельница?

Последние годы Евгений Садовский отчаянно пытается вернуть мельнице былую славу. План спасения нарисовался давно: каркас ветряка укрепить, а рядом поставить рабочую копию, чтобы туристы, наведываясь в Солтаны, представляли, как наши деды из золотых зерен добывали драгоценную муку.

Идею Евгения поддерживают и местные жители, и даже директор ОАО «Городилово», которое находится с Солтанами в одном сельсовете.

– Я готов помочь материально, если будет четкий проект по восстановлению мельницы, – сказал нам директор сельхозпредприятия Дмитрий Грамович.

Но есть одно неожиданное «но». Официально мельница не принадлежит ни хозяйству, ни Городиловскому сельисполкому.

Это нам подтвердила и дочь Евгении Васильевны – Елена, которая почти 20 лет отработала в Городиловском сельисполкоме. И добавила, что у старинного ветряка могут быть неожиданные наследники.

– Дочь Синявского уже в преклонном возрасте и живет в Воложине. Она унаследовала родительский дом в Солтанах и несколько лет назад его продала. То есть фактически это был договор-купли продажи: земля, дом и постройки. Скорее всего, мельница в этом договоре не числится и не фигурирует. Она и стоит в поле, а не на земле с домом.

Елена полагает, что такой поворот не исключает, что на мельницу по линии Синявских могут претендовать наследники.

Евгений Садовский рядом с макетом мельницы. Макет готов на 60%

Местные судачат, что новым хозяевам вместе с домом предлагали купить мельницу. Но те якобы отказались. Непонятно, числилась ли где-то мельница изначально. Так как на балансе сельисполкома она никогда не была, уточняет Елена. Эту информацию нам подтвердила и специалист сельисполкома, куда мы позвонили как туристы.

Так и стоит бесхозный ветряк и уже не сопротивляется ветрам времени.

Евгений Садовский, который и задумал сохранить то, что осталось, попытался «приблизиться» с старинному ветряку: арендовал рядом землю, но ту часть, на которой стоит мельница, энтузиасту не дали.

Марина ЛЕБЕДЕВА
Фотографии автора



Читайте также

Белорусские дорожники научились класть асфальт в снег. Оказывается, так можно
Белорусские дорожники работают по технологии, даже когда укладывают асфальтобетон в снег.
Свадьба месяца. Виктория и Влад Казановичи из Вилейки: «Мне нужно доучиться, поэтому и речи ни о какой росписи не было»
До знакомства с Викой Влад Казанович служил в армии, а его бывшая девушка так и не дождалась увольнения. Как раз тот случай, когда не было бы счастья, да несчастье помогло – Влад познакомился с Викой, 28 января они официально стали женой и мужем.
В Поставском районе браконьер поймал косулю на петлю и закопал останки в заброшенном саду - его нашли, мясо забрали
Охотник, как оказалось, ранее уже привлекался к ответственности за незаконную охоту с помощью металлических петель и признался в незаконной добыче самки косули сеголетка.