Опубликовано: 13 мая, 19:37
2227

«Так и растащили». От старинной усадьбы Богдановичей в Вилейском районе осталось немного, но и это могут снести

Когда-то здесь варили сыр и спирт, который знали даже в Англии. Хозяевами усадьбы были Богдановичи – богатые белорусские земледельцы. После 1939 года усадьбу начали «растаскивать на запчасти». А недавно в райцентре заговорили о сносе того, что осталось.

Был хорошим хозяином и очень любил детей

Богдановичи имели несколько усадеб, но в Ободовцах была их главная резиденция. Первые капитальные постройки здесь появились почти 250 лет назад. Последним владельцем отцовской усадьбы второй половины 19 века был Мечислав Богданович.

По воспоминаниям старожилов, пан был хорошим хозяином с отличным экономическим и сельскохозяйственным образованием и очень любил детей, а потому шляхтич никогда не выходил из дома без гостинцев, которые тут же раздавал сельской детворе. А еще местные поговоривают, что у пана был личный «Форд» – та еще роскошь для тех времен.

Один из дней в 1939 году для шляхтичей в родной усадьбе стал последним. Началось воссоединение Восточной и Западной Беларуси. Богдановичи по личным мотивам уехали из Ободовцев в Польшу. Буквально недавно, уточнили историки, не стало последнего представителя рода – Анжея Богдановича, который жил в Варшаве. А нам осталась разрушенная усадьба, зато с историей.

Что осталось от усадьбы

Несмотря на то, что многие части панской усадьбы давно утрачены, туристы неустанно ездят за тайнами и легендами в эту глубинку Вилейского района.

Въезд в старинную усадьбу знатного рода Богдановичей предваряет деревня Ободовцы, где живут около 300 человек. Внешне деревня почти не подает признаков жизни. а из достопримечательностей здесь – католическая фамильная часовня 19 века и руины спиртзавода и хозпостроек – это все, что осталось от бывшей панской усадьбы. Почти ничего не сохранилось от зимнего дома-оранжереи, где выращивали огурцы, помидоры и цветы, а потом в нем жил ксендз. Нет и молочной, где варили сыр, конюшен и спиртзавода. А сам усадебный дом Богдановичей сгорел еще «при Советах».

Остатки усадебного дома

По воспоминаниям местных, он был из бруса с мансардой и стоял в большом прямоугольном парке с аллеями из белых тополей. От посторонних глаз панские владения основательно скрывались за кленами, ясенями, дубами и березами. А во дворе была круглая поляна с европейской лиственницей, служившая разворотным кольцом для бричек и карет. Историки рассказывают, что Богданович был большим любителем лошадей. В усадьбе при пане насчитывалось минимум четыре конюшни. Теперь нет ни одной. Заросли и два панских пруда.

Здесь были когда-то погреба

Зимняя оранжерея

«Все ходят, все ездят искатели всякие»

Идем мимо холма, на котором стоял панский дом. На старом фундаменте с ободранными ступеньками под густым слоем мха заметна старинная плитка. Краеведы отмечают, что она, скорее всего, еврейская, если посмотреть на печать в виде Маген Давида на изнанке.

Из двора частного дома появляется женщина.

– Тут без конца что-то копают. Все ходят, все ездят искатели всякие. Вот так и растащили усадьбу, – эмоционирует женщина и показывает на бывшую хозпостройку. До недавнего времени этими подвалами пользовались местные. Оборудовали на панском фундаменте сеновал и зачем-то превратили панские строения в свалку. Да такую, что одним прицепом не справиться. Говорят, что раньше в этих длинных погребах под землей, которые тянулись до самого панского дома, хранили вино и пиво. Наверху складировали скоропортящиеся продукты, «возможно, молоко».

Идем дальше и упираемся в кирпичный длинный домик с необычными бетонными отливами. Одни называют его домом прислуги, а исследователь усадебно-парковой архитектуры Беларуси профессор Анатолий Федорук описывает здание как молочную. Местный колхоз сюда стал расселять местных.

Кажется, домик выглядит бодрее всех сохранившихся построек. В одной его половине хозяйничают дачники, вторая с заколоченными дверями и окнами так и продолжает рассыпаться под ветром, снегом и дождем.

Идем в гости к дачникам, которые обосновались в бывшей молочной и не дают строению рассыпаться. Возле забора-клетки «воюет» с камнями мужчина. Это Андрей. Живет в Минске, но, как только выходные, он «тут как тут в Ободовцах».

Минчанин знает историю усадьбы не хуже нас и предлагает экскурсию. По его рассказам, в домике с колоннами когда-то жила бабушка супруги. Потом они выкупили этот домик «за дурные деньги».

«Когда увидел, как здесь все уничтожают, взялся спасать, чтобы хоть что-то осталось», говорит Андрей. Сначала обновил в панском строении-даче колонны и фасад, а потом взялся восстанавливать у дома полуразрушенную панскую брусчатку. Говорит, что позже возьмется за стену, чтобы не рухнула.

Хозяин не скрывает: работы немало, но не каждый день живешь в панских владениях, которым не меньше века. Жена Андрея добавляет, что ходила в сельисполком и просила вторую половину домика на любых условиях – не дали.

Заговаривая об усадьбе, Андрей полагает, что его дача – не молочная, а гостиная.

– Об этом мало кто знает. Но есть такое предположение: когда у пана были гости, он встречал их здесь. Зачем тогда в строении канализация, трехметровые потолки, дверные арки и колонны на входе? Думаю, это было праздное помещение, – рассуждает он, останавливая взгляд на колоннах. Мы тоже ими любуемся. Отсюда хорошо видна каретная, которую местные превратили в гаражи. А под белыми облаками не сдаются три красные стены бывшего мощного спиртзавода. Только в 1914 году здесь выпустили 4,5 миллиона литров спирта.

По рассказам местных, 10 лет назад кто-то позарился на огромный металлический конус для браги.

– Мы видели, как его рвали, покричали, а толку? – вспоминает Елена. Но сдать раритет в чермет не вышло. Перехватили. Сейчас конус – музейный экспонат и красуется на территории другой усадьбы Богдановичей в Стайках, которой повезло больше – там нашелся инвестор.

Если снова вернуться на дорогу к усадьбе, вдалеке виднеется старинная фамильная часовня Богдановичей. Мы обошли святыню несколько раз, и как по команде все застыли перед запустением 21 века и красотой 19.

Сейчас дверь для прихожан часовня открывает только в большие праздники. А когда-то под ней в склепах хоронили шляхтичей. Со слов местных, в советские годы здесь часто искали панские богатства, а, «когда рыли, повредили панские захоронения».

Елена и Андрей называют Ободовцы уникальным местом. За годы хозяйка выкопала в огороде «ведро пуль и царский серебряный рубль». Из земли часто показывается «привет из прошлого»: то ключи, то инструменты, «может, и панские», добавляют супруги.

Туристов в Ободовцах тоже видят часто. В воскресный день мы застали пару минчан возле руин. Те охотно позировали на фоне бывшего спиртзавода. Говорят, даже камень – уже история.

 – Хотя бы не трогать то, что осталось, – переживают за перспективу усадьбы местные. – Нужно обнести остатки по периметру и поставить таблички. Это небольшие затраты. А знаете, почему разрушается? Потому что и сами люди там ходят, таскают кирпичи и камни, и никому нет до этого дела, – считают люди.

Сносить или не сносить

Когда в Беларуси стали появляться частные музеи, двое энтузиастов «положили глаз» на усадьбу Богдановичей. Об этом нам рассказала научный сотрудник Вилейского краеведческого музея Ольга Колосова.

Борис и Валентина Цитовичи хотели создать в Ободовцах музей старинных ремесел под открытым небом. Еще была целой бывшая казарма польских пограничников, единственная в Беларуси такого назначения постройка, которую в конце концов разобрали по кирпичам.

«Дудутки» в Вилейском районе так и не появились – не разрешили местные власти, хотя в начале 90-х минимум 15 хозпостроек были еще презентабельные.

После этого предприимчивые супруги уехали в Дудичи, где вскоре и появился уникальный в стране музей, а первым его директором стала Валентина Цитович. Так усадьба Богдановичей лишилась возможности сохранить себя.

После того, как в деревне Зембин Борисовского района рухнула боковая стена храма Вознесения Девы Марии (об этом писал Sputnik), в Вилейском районе поползли слухи, что остатки усадьбы Богдановичей пойдут под снос. Мы попытались выяснить, действительно ли то, что осталось от усадьбы в Ободовцах, намерены пустить под бульдозер.

Оказалось, что остатки панских владений принадлежат частной агрофирме. Директор предприятия удивился нашему вопросу о сносе и добавил, что « и сам к истории неравнодушен».

– Наоборот думаем сохранить и восстановить. Со вторым вопросом сложнее, но сохранить точно хотим. Поэтому ни о каком сносе и речи не идет. Приезжайте, обо всем поговорим, – сказал напоследок Юрий Хаткевич.

В Вилейском районе сохранились 8 усадебно-парковых ансамблей и только два из них – в государственном списке историко-культурных ценностей Беларуси. Это бывший дворцово-парковый ансамбль Огинских в Ручице и усадьба Богдановичей «Двор Стайки». Усадьба Богдановичей не является историко-культурной ценностью.

Марина ЛЕБЕДЕВА
Фотографии автора



Читайте также

За свет в подъездах с 1 июня будем платить по-новому. Узнали, что изменится
С 1 июня в Беларуси планируют изменить порядок возмещения расходов на электроэнергию, потребляемую на освещение подъездов домов и работу лифтов. За электричество, потребляемое в квартирах, платить будем по-прежнему.
Убийство в молодечненском притоне – бил ножом, которым только что нарезал закуску
50-летний житель Молодечно признан виновным в том, что в притоне на переулке Первомайский в конце января резал ножом своего 42-летнего собутыльника. Потерпевший 16 февраля умер в больнице.
Шляпка-гладиолус и несъедобный осетр – в Молодечненском театре проводят экскурсии «по закулисью»
Минский областной драматический театр в Молодечно придумал новый проект «Экскурсия по закулисью». Актеры показывают реквизит, костюмы и спецэффекты, водят в гримерку и репетиционный зал.