Опубликовано: 02 марта 2018, 09:13
115

«Не знаешь, привезут ли отца домой живым». Как в вилейской милиции работает третье поколение семьи Хотенчиков (фото)

Семья Хотенчиков служит в вилейской милиции 70 лет. У участкового Кирилла Хотенчика здесь работали дед Лука и отец Анатолий.

33-летний Кирилл Хотенчик в милиции – с 2005 года. Сначала работал в патрульно-постовой службе, в 2011 году стал участковым инспектором. «Конечно, пример отца, – объясняет свой выбор профессии. – Это мужская работа – бороться с бандитами, носить оружие. Пошел за романтикой».

Кирилл Хотенчик в милиции уже больше 10 лет

Изображение 3

С детства любил советские фильмы о милиции – трилогию об Анискине, «Петровку, 38». До сих пор считает, что ленты о деревенском участковом милиционере Фёдоре Анискине очень приближены к реальной жизни и работе.

В армии Кирилл служил во внутренних войсках

Изображение 5

По словам Кирилла, работа участкового – наиболее разнообразная среди всех других видов службы в органах внутренних дел. Встречаешься с самыми разными категориями людей, с самыми разными правонарушениями, знаешь людские судьбы.

От котиков до воров и скандалистов

«Очень часто надо разбирать бытовые скандалы на алкогольной почве. Причем не раз слышишь от мужей – спасите меня от жены, – рассказывает капитан милиции Кирилл Хотенчик. – Бьют стекла в машинах, воруют видеорегистраторы, совершают кражи в магазинах. Это все – к нам. Идет человек без фликера в неположенном месте – снова к нам».

Не реже раза в месяц надо провести профилактическую беседу с теми, кто состоит на учете. А это около 50 человек – пьяницы, скандалисты, освобожденные из мест лишения свободы. У Кирилла – 2,5 участка, от оранжереи до Избино.

Милиционер еще не женат. Так что у вилейских девушек есть шанс

Изображение 2

Говорит, что опасных случаев в его практике не было, милиционеров уважают и боятся. А вот курьезные случаи бывали. Например, вилейчанка недавно пожаловалась на то, что чужой кот справил большую нужду на ее коврик. «Кота я, конечно, вряд ли найду и уж тем более его хозяина. За то, что он сделал, никого не накажешь. А вот за нарушение правил содержания домашних животных – можно», – говорит участковый.

Недавно помог в поимке женщины-воровки. А в 2017 году участвовал в восстановлении справедливости по отношению к рабочим. Под Вилейкой шло строительство завода. Иностранная фирма-заказчик не платила денег белорусской фирме-подрядчику, а те, в свою очередь, – рабочим. Вмешательство милиции помогло людям получить зарплату.

Вызвали на выстрелы. Что ждет за дверью – не знаешь

Отец Кирилла, Анатолий, прослужил в вилейской милиции 28 лет: участковым, старшим инспектором охраны общественного порядка, помощником начальника РОВД – оперативным дежурным. В то время было другое распределение функций, и тогдашняя работа старшего инспектора ООП сейчас включает около четырех разных должностей. В обязанности же дежурного входило собирать оперативную группу и выезжать на самые различные вызовы. На пенсию вышел в 1998 году в звании майора.

Анатолий Хотенчик во время службы дежурным

Изображение 8

Самой сложной 68-летний Анатолий Хотенчик считает работу участкового. По его мнению, на ней держится весь РОВД. «Основной труд по обеспечению общественного правопорядка лежит на участковых, – говорит он. – Это самая опасная и трудная работа, с самыми асоциальными элементами».

Самой сложной Анатолий Хотенчик считает работу участкового

Изображение 1

При этом признает, что каждый случай, с которым встречается милиционер любого подразделения, может быть опасным. «Ведь никогда неизвестно, что в голове у человека, – рассказывает Анатолий Хотенчик. – Даже мелкий хулиган может выхватить нож».

Бывший милиционер вспоминает, как ездил с командой на задержание самогонщиков в лес, и один из нарушителей выхватил двустволку. В другой ситуации при задержании на вокзале преступника, сбежавшего из тюрьмы, ранение ножом получил напарник Анатолия.

Изображение 4

Однажды приехали на вызов в район Зенита – соседи услышали в час ночи выстрелы. Стучат в дверь, оттуда слышится: «Открыто», и непонятно, что тебя ждет за дверью. А там отец семейства стоял с ружьем над телом сына.

«И погоны срывали, и шинель рвали во время выездов на семейные скандалы», – рассказывает майор. При этом говорит, что раньше милиционеров больше уважали. На районе в каждом сельсовете был опорный пункт милиции. И участкового уважали так же, как председателя сельсовета.

На стрельбищах. Анатолий Хотенчик справа

Изображение 7

«Раньше только человек услышит, что сейчас участковый приедет, сразу становится тише воды. А теперь люди ничего не боятся», – считает Анатолий Хотенчик. Говорит, что с ним до сих пор здороваются люди старшего поколения.

Своих догоняли, когда впереди были уже немцы

С детства Анатолий помнит, как в семье переживали за отца, который ездил после войны на борьбу с бандитами. Банда Филистовича, по его словам, действовала на Вилейщине до 1953 года. Несмотря на то, что Анатолий Хотенчик был еще совсем маленьким – он родился в 1949 году, – эти события сильно врезались в его память.

«Холодное, голодное время, – рассказывает он. – И каждый раз было страшно: живого батьку домой привезут или нет. Брать банды ездили на санях, всем составом. Кого-то из коллег отца ранили, кого-то убили. Было очень опасно. Бандиты грабили магазины, советских партийных работников. Тем не менее, когда я вырос, папа сказал – иди, сын, в милицию».

Лука Хотенчик был родом из Борисовского района. Великую Отечественную войну встретил в Бресте в звании сержанта госбезопасности. Там он служил в УВД облисполкома. Тогда у него была другая семья. Во время наступления немцев погибли его первая жена и две дочери. Своих догоняли тогда, когда впереди были уже немцы.

Лука Хотенчик

Изображение 6

Если бы те узнали, что он и его коллеги из НКВД, их бы расстреляли на месте. Поэтому они спрятали знаки различия и документы в лесу. Так и вышли из окружения.

Во время войны Лука Хотенчик отвозил особо важную почту из штаба дивизии в полки, дошел до Кенигсберга. После войны его направили в Вилейку. Так с 1947 года здесь началась милицейская история семьи Хотенчиков. Служил Лука начальником уголовно-исполнительной инспекции.

По случайности Кирилл работает сейчас в том же кабинете, где и его дед много десятилетий назад. Анатолий Хотенчик рассказывает, что тогда помещение было большим по размеру, и в нем находились также пожарные инспекторы – МЧС тогда еще не существовало.

У Кирилла со старшим братом большая разница в возрасте. Когда Дмитрий служил в армии, Кирилл был еще школьником

Изображение 10

Вообще, РОВД, по словам Анатолия, после войны находился в деревянном доме на перекрестке Горького и Красноармейской, затем переехал на Октябрьскую в бывший штаб батальона саперов. Основной корпус современного здания – тоже довоенный.

Старшеклассником Анатолий Хотенчик часто приходил на ул. 1 Мая к отцу. Дружил с милиционерами, часто помогал чистить оружие, выступал на лыжных соревнованиях за РОВД. Поэтому, когда пришел на службу, здесь все ему было знакомо.

Милиционером может стать не каждый

Анатолий говорит, что если бы жизнь надо было начать сначала, опять пошел бы в милицию. Доволен тем, что один его сын – милиционер, второй – военный. Внук, правда, выбрал другую стезю, учится на геодезиста.

С одной стороны, считает Анатолий Хотенчик, работа милиционера в советские времена и сейчас ничем не отличается – так же надо ловить преступников. Только разделение полномочий другое. Если же говорить о службе участкового, на которой находится его сын, то уверен, что она стала сложнее.

Анатолий Хотенчик на пенсии ходит по грибы и на рыбалку. На фото вместе с коллегой, также бывшим вилейским милиционером Василием Магомедовым

Изображение 9

«Он теперь днем и ночью на работе. Если бы я так работал, меня бы жена из дома выгнала, – смеется он. – А если серьезно, то, действительно, график усложнился. У нас были два выходных в неделю, теперь – не всегда. Круглосуточные дежурства не случались. И предписаний, и документации было меньше. С другой стороны, в наше время у милиционеров не было мобильных, столько транспорта. Хорошо, если у участкового имелся свой мотоцикл».

По его мнению, далеко не каждый может стать милиционером. Многих на его памяти увольняли, или парни уходили сами, потому что это было не их дело. «Для начала нужно желание, – считает он. – Затем всестороннее развитие, здоровье, умение владеть оружием, находить контакт с людьми и отличать хорошее от плохого».

Ольга ФРОЛОВА
Фотографии автора и предоставлены
kraj.by Кириллом ХОТЕНЧИКОМ



Читайте также

Сигарета или электропроводка? Сарай вспыхнул в Поставах – спасатели рассматривают две версии причины пожара
В Поставах на Советском переулке сегодня ночью, 18 апреля, загорелся частный сарай. По версии спасателей, пожар мог начаться либо от короткого замыкания электропроводки, либо из-за неосторожного курения хозяина.
Права на 20 лет и техосмотр на 3 года. Какие изменения вносит новый указ?
Проведение более 200 административных процедур корректируется в Беларуси. Соответствующий указ №55 подписан 16 февраля.
Алеся Кузнецова: «Искренне люблю то, что делаю»
Белорусская писательница Алеся Кузнецова презентовала молодечненцам свои книги и пообщалась с поклонниками литературы.