Опубликовано: 15 октября 2021, 14:50
1668

Исчезнут или не исчезнут? Как в Вилейском районе живут деревни с одним жителем

В Вилейском районе из 386 деревень – 15, в которых нет постоянно проживающих жителей. Еще в 39 – постоянную регистрацию имеет один житель.

Значит ли это, что эти населенные пункты скоро исчезнут с карты района? «Шлях перамогі» попытался разобраться.

Тенденция на переселение в крупные населенные пункты сохраняется во всем мире. Чтобы деревню упразднить, нужно, чтобы в течение пяти лет в ней никто не проживал не только постоянно, но и временно.

Председатель Долгиновского сельского Совета Александр Малиновский, к которому газета обратилась с вопросом, как проехать в заброшенные деревни Кутное и Вязовец, чтобы посмотреть, что они из себя представляют, с удивлением отметил:

– Вы их не найдете. После того, как в 2018 году они были упразднены решением Вилейского районного Совета депутатов, дома были снесены, территория запахана и введена в сельхозоборот филиала «Бубны» УП «Мингаз». Сейчас есть ситуация с хутором Зосино, окруженном полями. Владельцы дома умерли, сын и не продает дом, и не живёт в нём. Но там поговорить не с кем.

«Это ж мои родные места»

Александр Малиновский предложил поехать в деревни, в которых по одному жителю, – Млечки и Тонковичи.

Млечки – недалеко от дороги Долгиново-Кривичи. Полевая дорога ведет в деревню. Справа – поле с катушками соломы, слева – лес. Можно сказать, лес, выдвигая кустарники на открытую территорию, наступает. Земля здесь когда-то тоже пахалась, но уже давно не знает плуга.

Едем медленно, успеваем увидеть, что склепов в деревне больше, чем домов. На нескольких участках видны остатки фундаментов. Ухоженный и жилой вид только у одного дома. К нему и направляемся, его хозяйка не хочет представляться, но поговорить с нами соглашается.

Женщина родом из Млечек. Сейчас она на пенсии. Вот уже несколько лет подряд весь теплый период года она приезжает из столицы в родную деревню. На ее глазах Млечки из небольшой деревни в 30 домов превратились в хутор.

На некотором отдалении от двора собеседницы (а раньше между ними стояли еще несколько домов) есть еще одна хата. Но в нее приезжают очень редко и ненадолго. Млечки сегодня – два дома, из которых живой один. История сделала виток:

– В моем детстве в Млечках было 30 дворов, многие из которых построились в послевоенное время. Вообще место у нас хуторное, когда пришла советская власть, стали хутора сселять в деревни. Вот у нас тут кузнец известный жил, сначала жил на хуторе, потом здесь дом построил. Нет его дома уж давно, нечего показать вам. Дети его дом продали. Где-то в 90-е наша деревня стала угасать. Дети, вот как я, уехали. Родители оставались какое-то время. А потом, помните, как одно время стариков по деревням дурили – приедут и обманом заставят купить ненужный товар по дорогой цене. Много у нас таких случаев было. Вот и забирали своих родителей к себе. И мы так поступили. Некоторые мои односельчане дома продавали на перенос, несколько хат сгорело, а вон там, на въезде, так и стоит заброшка. Ее с дороги даже не видно, – рассказала дачница.

Одна жить она не боится.

– Это же мои родные места. Я тут все знаю. Леса грибные у нас. А журавлей сколько! Занятие у меня есть – огород, грибы-ягоды. Интернет есть здесь, так что все новости я знаю. Если надо, езжу в столицу. С автолавкой у нас договор: звоню и предупреждаю, если нужно что привезти. Они заезжают и доставляют необходимые товары и продукты. Да и мои родные часто навещают. Привольно мне здесь.

Где хозяйничает девичий виноград

Идем по направлению заброшенного дома, что указала собеседница.

Золотой клен стережет чуть заметную тропинку. Справа и слева от нее – плотно переплетенный кустарник. Кажется, сирень и шиповник. Продвигаемся осторожно вперед. Слева – здание-призрак, все оплетенное диким виноградом, красная листва которого густо укрывает дом с провалившейся крышей.

Уже не раз замечала, что дикий или девичий виноград – это точная примета заброшенности. Растение очень быстро растет и взбирается на любые высоты: дерево или дом. Те, кто знаком с ним на приусадебном участке, знают, что за девичьим виноградом нужен глаз, точнее, обрезка. Иначе растение выживет с участка своих «культурных» соседей. А на деревянные дома его вообще нельзя запускать — виноград задушит в своих объятьях: создаст влажность для плесени, а усами, которыми лиана двигается, будет разрушать стену и кровлю.

Символично получается: вроде бы, лиана маскирует заброшенность, украшая своей богатой листвой полусгнившие дома, но то, что в них хозяйничает девичий виноград – точная примета умирания.

…В Тонковичах тоже одна жительница. Но она здесь живет постоянно. Работает на ферме в соседней деревне Черемушки, которая совсем рядом.

Собаки громким лаем объявили хозяйке о приходе гостей. К сожалению, женщина не стала говорить с нами, мотивируя необходимостью работы. Крепкий дом с пластиковыми окнами, рядом – клеть, сараи. Везде цветы и большая оранжевая тыква, выкатившаяся на забор огорода.

– Ну что про меня писать? – отнекивается женщина. – Идите к реке, там бобры плотину сделали, вот там интересно посмотреть.

К реке мы не дошли, погуляли по деревушке. Внимание привлек наш знакомец – девичий виноград, почти полностью оплевший заброшенный дом. Надежда на новых хозяев у этого дома призрачная. Через дорогу в зарослях какая-то будка. Из разряда тех, которые иногда ставят вместо сгоревшего дома на время строительства нового. Но иногда временное становится постоянным, являя собой знак чьей-то несбывшейся мечты.

А вот у другого нежилого дома, который плотной стеной обступает шиповник, шансы на продолжение жизни еще есть. Выглядит дом получше своего «виноградного» односельчанина. Он закрыт на замок и словно ждет своего часа. Как и еще двое домишек напротив.

Вот и все Тонковичи…

Так упразднят их или нет? Пока здесь живет хотя бы один человек, хотя бы летом – нет. Надеюсь, за это время появится тот, кто попытается вдохнуть жизнь в старую деревеньку. А уж эти места отблагодарят – красотой природы, тишиной, уединением, которых так не хватает в нашем мире скоростных гонок за навязанными целями.

Ирина ТРУБАЧ
Фотографии Елены ТИМОФЕЕНКО



Читайте также

Узнали, сколько учителя будут платить за питание в столовых белорусских школ – цена одинаковая не для всех
Для учителей, не занятых с детьми в обеденном зале, предлагается заплатить больше.
В Вилейке взялись за ремонт хирургического корпуса больницы. Узнали, чем обновленное здание будет лучше прежнего
В Вилейке начался капитальный ремонт хирургического корпуса центральной районной больницы, рассказываем, когда закончат.
Автомобиль «Ауди» врезался в дерево под Вилейкой – водитель в больнице
В деревне Клесино Вилейского района ранним утром 21 марта врезался в дерево автомобиль «Ауди». После аварии 63-летнего водителя, жителя Мядельщины, отвезли в больницу для стационарного лечения.