Опубликовано: 18 декабря 2017, 12:47
80

«Я не могу без Тани». Воспитанники ивенецкого дома-интерната поженились в Молодечно (фото)

Когда 20-летний Григорий Волосевич и 18-летняя Татьяна Турбан вышли из молодечненского ЗАГСа мужем и женой, их встречали со слезами радости на глазах.

Когда счастье – третья группа инвалидности

Первым в Ивенецком доме-интернате для детей-инвалидов с особенностями физического развития появился Гриша. В 2004 году. Его мама с папой умерли, а дальним родственникам шестилетний мальчик оказался ненужным. Ни родителей, ни кого-нибудь другого из своей семьи Гриша не помнит, и к нему ни разу никто не приезжал. Таня влилась в их интернатскую семью в 2013 году, с 14 лет. До этого ее воспитывал папа, но «зеленый змий» и подруги стали ему важнее родной дочери. Мама девочки жива, вот только состояние здоровья женщины не позволяло доверить ей ребенка. И в один из дней девочку-инвалида забрали из квартиры-притона.

Для ивенецкого дома-интерната такие истории типичны. Однако дальнейший поворот событий – исключение из правила, можно сказать, хэппи-энд, пишет mlyn.by.

На пороге самостоятельной жизни специальная комиссия дала Грише третью группу инвалидности. Счастью парня не было предела, ведь это означало, что он может работать. И здесь очень многое зависело от того, как человеку помогут адаптироваться к жизни государственные «папа с мамой».

Ребятам из ивенецкого интерната в этом смысле повезло. Директор Елена Петрашкевич относится к своим подопечным с сочувствием и пониманием, отстаивает их интересы как свои. В поле ее зрения – вся собственность их бывших семей, ведь она полностью или частично закреплена за сиротой. И перед совершеннолетием ребенка директор и ее команда, что называется, из-под земли достанут и родственников, и все положенные документы не только на каждое мало-мальски ликвидное жилье подопечного, но и на каждый сарай или гараж, чтобы его продать, если пользоваться им невозможно, и дать ребенку хоть какую-то копейку.

Так произошло и в ситуации с Григорием. Чтобы он мог устроиться на работу, ему нужна была прописка, и надо было где-то жить. От государства сиротам, конечно, положено жилье, но не так просто это право реализовать… Григорий состоял в очереди на жилье в Михановичском сельсовете, однако там сказали, что новое жилищное строительство у них не ведется: нужно ждать и ждать. Возможно, что даже и лет пять. А жить уже сегодня где-то надо.

Григорий и Татьяна

Изображение 3

Жилье для сироты

Вопрос в подобных случаях решается коллегиально. Собрались вместе директор, представитель райисполкома, представитель комитета по труду, занятости и социальной защите облисполкома, взяли калькулятор и начали считать. Если продать закрепленный за Григорием дом его умершей бабушки с 12 сотками земли, то наверняка они выручат больше 10 тысяч долларов. Хотя дом уже почти развалюха, участки возле Минска дорогие. А если добавить к этой сумме еще деньги, которые скопились у Гриши на банковском счете, то, глядишь, получится купить квартиру. Счет есть у каждого ребенка-инвалида, находящегося на гособеспечении, – туда перечисляется пособие по инвалидности, а директора интернатов, как правило, не разрешают подопечным тратить деньги на жвачки и конфеты при нормальном-то шестиразовом питании. Таким образом, ребята становятся обладателями приличной денежной суммы.

У Гриши накопилось 2 тысячи рублей. Учитывая эти средства, в доме-интернате поставили задачу помочь парню-сироте использовать их максимально эффективно. Сотрудники областной нотариальной палаты – шефы интерната – помогли с оформлением необходимых документов, а работники патронирующих госучреждений и спонсор – со всем остальным.

В итоге Грише купили квартиру в Молодечно – однокомнатную с ремонтом, и почти уже полностью ее обставили. Не хватило денег лишь на стиральную машину, поэтому ее приобрели в складчину на деньги членов трудового коллектива интерната – свадебный подарок молодым.

К любимой – на велосипеде

Гришу взяли дворником в Молодечненский психоневрологический дом-интернат. Как положено по законодательству, он получает и зарплату, и пособие по инвалидности (для третьей группы оно сейчас составляет около 140 рублей). Казалось бы, живи и радуйся. Но очень быстро Гриша загрустил: в Ивенце осталась любимая девушка…

– Я когда услышал, куда ездил наш новый работник в выходные дни, то испытал шок, – рассказал директор психоневрологического интерната Владимир Кутаев. – Оказалось, в Ивенец на велосипеде к своей любимой Танечке, хотя это 75 километров только в одну сторону! Да еще проехал нужный поворот, как потом признался, и фактически крутил педали едва ли не 100 километров. Вот что делает любовь!

Молодые люди звонили друг другу без конца, посылали трогательные эсэмэски – и не могли дождаться следующей встречи. А тем временем приближалось 18-летие Тани, то есть момент, когда она должна была покинуть интернат.

Аплодисменты паспортистке

Григорий понимал, что он может потерять любимую, и… пригласил ее жить к себе. Не отдавая отчета в том, что при этом неизбежно возникнет вопрос: «А в качестве кого?»

Вопрос поставила ребром паспортистка. Когда ребята привезли заявление, что просят зарегистрировать Таню в квартире молодого человека, та им ответила, что это невозможно, поскольку не хватает метров. На каждого из проживающих должно быть не менее 15 кв. метров общей площади, а у них есть только 29.

– Вот если бы вы с этой девушкой состояли в зарегистрированном браке, – выразительно посмотрела женщина в глаза Григорию, – тогда бы я имела право…

Едва лишь молодые люди вышли за порог, Таня стала сильно плакать, понимая туманность своих дальнейших перспектив. Теперь ей нужно возвращаться в интернат, а оттуда ей дорога неведомо куда. Прощай, любимый, прощай, надежда быть счастливой!

Дальше рассказывает Елена Петрашкевич:

– Я знала, что Гриша очень любит Таню, но не решается признаться. Поэтому я оставила их одних в машине и дала им время поговорить. Через пять минут мы с водителем подсели к ним и спросили у Григория: «Итак, куда едем?» Парень улыбнулся и ответил: «В ЗАГС, конечно, подавать заявление. Я не могу без Тани».

Елена Петрашкевич

Изображение 2

На свадьбе все радовались за молодых, но особенно мама Тани и Елена Петрашкевич, за 20 директорских лет которой это первый случай, когда двое их воспитанников поженились.

Нина ЯНОВИЧ
Фото автора



Читайте также

Девочку тянет в дом, где она жила с мамой – в Молодечно нашли 16-летнюю Сашу, которая ушла из опекунской семьи
В Молодечно на Лесных нашлась 16-летняя Александра Нестерович, которая сегодня утром в деревне Носилово отправилась в Лебедевскую школу и пропала.
«Однажды батька меня в том баре забыл». Вспоминаем легендарные питейные заведения Вилейки, которых уже нет
Шайба», «бабьи слезы», «Фламинго», «Нестерка», «амбразура», «Чайка», ресторан, ночник – сегодня о них мало кто помнит, хотя когда-то бары были центром социальной жизни Вилейки. С тоской и слезами на глазах вспоминаем учреждения советского общепита, куда не зарастала народная тропа.
В Беларуси запретили продавать два вида российского подсолнечного масла
Госстандарт рассказал, каких два вида подсолнечного масла из России запрещено продавать в Беларуси.