Опубликовано: 12 февраля 2021, 11:01
23

«Не знаю, что бы я без нее делала». В Вилейском районе 14-летняя Лиза одна осталась с больной мамой

Лизе Бутяйкиной из Вилейского района – 14 лет. Ее семья – это ее мама Надежда.

Семь лет назад у нее случился инсульт, и Лиза стала заботиться о единственном родном человеке – готовить, топить печь, убирать в доме. И при этом успевать учиться на отлично, пишет mlyn.by.

«Ложусь спать, а она бежит послушать, дышу я или нет»

Мы сидим в уютном доме со скромным ремонтом и пьем кофе с печеньем. Лиза – рядом. 10 лет назад ее папа умер. С тех пор они с мамой живут одни.

Судьбе Надежды Бутяйкиной не позавидуешь: 22 года назад она похоронила дочь Дашу, потом умер муж. А семь лет назад женщина перенесла инсульт.

– Лизе семь лет было. Мне ни с того, ни с сего стало плохо. Парализовало левую сторону. Лежала и даже в туалет встать не могла. Врачи направили в Аксаковщину на реабилитацию. Ноги совсем не слушались. Первое время по дому ходила с коляской. Потом каким-то чудом поднялась. Наверное, Бог помог – надо же Лизу поднимать, – говорит Надежда и обнимает дочку. – До сих пор перед глазами стоит женщина. Ей было 78 лет, а дочери лет 35, и она больную дочь в инвалидном кресле на процедуры возила. Мать дитя досматривала. А потом два парня своих жен в колясках возили и ночевали возле их коек. Не дай Бог, это так страшно.

Надежда родом из Казахстана. Выросла в многодетной семье. В молодости отца отправили поднимать целину. А потом семья вернулась на его родину в Вилейский район.

– В Казахстане папа повстречал маму – женились. А в 1975 году снова вернулись на Вилейщину. Сначала жили на родине папы в Кузьмичах, а потом в Куренце родителям дали жилье – и мы переехали, – вспоминает женщина.

В прошлом Надежда – опытный техник автопарка. Потом ушла в декретный с первой дочерью Дашей. А после поработала и в торговле, и дояркой в колхозе, пока инсульт не случился.

– Помню, как Лиза испугалась. Ей семь лет всего было. Я ложусь спать, а она бежит ко мне, подойдет к кровати, наклоняется и слушает, дышу я или нет… Хватило нам: сначала моя первая дочь Даша погибла. В аварию попала. Ехала с подружкой на велосипеде, а тут легковушка. Она головой сильно ударилась. Дашке всего 13 лет было. Уже внуки мои по дому бегали бы… А потом Леша (папа Лизы – Прим.) умер. Ей четыре года было. Помню, сидит, рисует и говорит: «Мама, а папа на небе?» На небе, говорю. А она рисунок вверх поднимает, чтобы папа посмотрел, – глаза Надежды увлажняются от слез. – Думала, жить будем, Лизку растить. И денег хватало, и дом был.

Надежда переводит тему на будни. Говорит о главном – неважном здоровье.

– Долго сидеть не могу. Ноги начинают мертветь, потом их крутит. Иду полежать. Еще и сахарный диабет нашли. От повышенного сахара постоянная жажда мучает. Однажды вещи в шкафу с Лизой перебирали, она складывала, а я подавала. Как стала голова кружиться, решила, что все – умираю. А потом отпустило, значит, поживу еще. Лизе помощь нужна, дитя же еще!

«Хотелось бы побольше доброты от людей»

Лиза учится в 9-м классе. Успевает помогать маме с домашними делами и ходить в лучших учениках местной школы – по предметам у Лизы средний балл 9,5.

– Математика, физика и химия идут лучше всего, – улыбается она.

– Лиза – дитя от Бога: и учится хорошо, и помогает во всем. Не знаю, что бы я делала без нее: она и смоляк рассечет, и кочегарку растопит, и прибраться умеет. Постригла меня, и помыться поможет, а раз драников нажарила. Я до сих пор не понимаю, как она справилась, – Лиза же левша, – смеется Надежда и добавляет, – одна радость в жизни – такой ребенок.

Мечты у Лизы земные – окончить школу и поступить в медицинский.

– Хотела бы лором стать, – уточняет Лиза.

– Она такая ответственная, – подхватывает Надежда. – Сколько раз переживала из-за того, что не получится кого-то вылечить. Говорила: «Мама, я же тогда спать не смогу».

А еще Лиза хочет повидать Мир. А пока главными отдушинами остаются дом, где ее ждет мама, школа и прогулки с подружками по родной деревне.

Пенсия по потере кормильца и по инвалидности, которую получает Надежда, – весь доход семьи.

– Бабушка помогает, да соседка с мужем: то дверь починят, то ножи заточат. Ни одного мужика в семье не осталось, хоть бы отец или тесть были – все умерли. Но хорошо, что есть рядом неравнодушные люди, – говорит о непростой реальности Надежда.

– Хотелось бы побольше доброты от людей и простоты, – говорит напоследок 14-летняя Лиза.

Юлия ЛАХВИЧ
Фотографии автора



Читайте также

«Можно было лета подождать, но зачем же людям грязь месить?» Узнали, почему в Молодечно зимой кладут асфальт
В Молодечно благоустраивают территории после работ, связанных с раскопкой трубопроводов. Благоустройство – это в том числе укладка нового асфальта. Молодечненцы активно обсуждают, как долго прослужит «зимний» асфальт, можно ли его класть в снег и мороз. Однозначного мнения по этому поводу нет.
Покатившийся грузовой автомобиль в Ошмянском районе зажал ноги своему же водителю
Автомобиль серьезно травмировал водителя большегруза.
Почти 40% расходов из бюджета белорусской семьи идут на питание
Белстат посчитал доходы и расходы белорусов: в среднем живут на 1 840 рублей в месяц.