Опубликовано: 10 декабря 2021, 21:42
1818

«Были такие люди, которые звонили домой и спрашивали, как мне живется на чужие деньги» – история воспитателя дома семейного типа в Вилейке

Ольга Атрошка рано потеряла маму и воспитывалась в опекунской семье. А когда выросла, сама взяла на воспитание чужих детей.

Как женщина стала воспитателем в доме семейного типа и как к этому относятся окружающие, рассказывает «Шлях перамогі».

– Я никогда не настаиваю, чтобы приемные дети называли меня мамой – все происходит само собой, – рассказывает Ольга Атрошка. – Я понимаю, насколько им сложно в этот момент, какое волнение чувствуют, и стараюсь реагировать естественно. А в душе переживаю: ребенок переступил какой-то внутренний барьер и решился на это.

«Жили дружно, воспитывали детей, имели большое хозяйство – 170 кроликов, лошадь, куры»

Ольге было 16, когда умерла мама. Она и ее две младшие сестры остались одни. Росли в Иже в опекунской семье.

После окончания школы Ольга поступила в ПТУ-48 в Вилейке, отучилась на повара. А вскоре вышла замуж, родилась дочка. Но брак оказался недолгим. С маленьким ребенком она жила у знакомой и работала социальным работником – «помогала пожилым бабулькам». Тогда ей и предложили попробовать стать опекуном. Скоро она второй раз выходит замуж.

– Жили мы в Слободе. Были у меня тогда двое мальчишек и своя дочка, потом нам дали еще двоих деток, потом еще одного ребенка – стало шестеро. В деревне люди проще, все относились хорошо, никто не говорил, что «набрала детей и живет за их счет», такого негатива не было. Жили дружно, воспитывали детей, имели большое хозяйство – 170 кроликов, лошадь, куры. И дом был у нас немаленький – 90 «квадратов», убрать, натопить. Много работали сами, приучали к труду детей. Оглядываюсь сейчас назад – это были самые лучшие годы, – рассказывает женщина.

В доме семейного типа в Вилейке потребовался воспитатель

В 2012-м заболел муж Ольги – онкология. Два года она жила между домом и Боровлянами. Подросшая дочка и старший из приемных мальчишек часть забот по уходу за младшими и по дому взяли на себя. Она возвращалась домой из областной больницы, а дома было прибрано, младшие дети – накормлены, у них были сделаны уроки, а в мультиварке ждал суп.

– В 2014-м мужа не стало. Я снова одна. Хотя не одна – у меня есть мои дети, о которых надо заботиться. А что делать дальше? Мне поступило предложение перебраться в Вилейку, где был построен дом семейного типа и куда требовался воспитатель. И здесь, на Стахановской, с 2016 года началась другая история, – вспоминает Ольга.

В доме одно из главных правил – все делать вместе. Уборка – вместе, в грядках – вместе, посуду – каждый моет за собой, а картошку на суп все чистят по очереди. Готовить приходится много. Десятилитровая кастрюля супа – это на раз всем, по черпаку каждому.

Кроме уроков все дети ходят на различные занятия и кружки. Танцы и музыкальная школа, химия и баскетбол, кружок мягкой игрушки – интересы у всех разносторонние.

– Одни дети выпускаются, другие приходят. Все – со своим характером, с трудной судьбой, есть обиженные на всех, озлобленные, есть «колючие», как ежики, но нам нужно найти контакт и общий язык. Не скажу, что у нас совсем не бывает конфликтов или сложностей – все случается, как и в любой семье, – рассказывает Ольга.

Ольга объясняет детям важность обучения и получения будущей профессии. 

– Стараюсь «тянуть» их в ту сторону, где смогут реализоваться и сами себя обеспечивать в будущем. Одни учатся, поступают и все у них складывается. А кто-то получает свободу и пользуется ею себе во вред. Поступает, учится, а потом «чудит», начинаются проблемы. Такими поступками делают очень больно, – говорит воспитатель.

 «Дом и то, что в нем – не мое. Кроме детей»

Событием для всей семьи стал капитальный ремонт дома в прошлом году. Средства были выделены из районного бюджета. А еще детям подарили сертификат на приобретение детской игровой площадки. На одном из городских предприятий сделали беседку. Ольга рассказывает, что такая поддержка очень важна. А еще говорит о негативе, который иногда «прилетает» от людей.

– Вот позвонит родная мама ребенка, мягко говоря, нетрезвая, и, используя ненормативную лексику, вдруг заявит: «Ты обижаешь моего ребенка, не пускаешь на улицу!» И ответить ей в таком же тоне не можешь, объясняешь, что сначала ребенок должен сделать уроки, а потом идти гулять, – делится Ольга.

Бывает, что Ольга обижается. Но, говорит, что оглядываться некогда и надо идти дальше.

–  Были такие люди, которые звонили домой по ночам и спрашивали: «Как тебе живется на чужие деньги?» Всем, кто считает, что ради собственной выгоды работаю здесь, отвечаю: «Не критикуйте и не обсуждайте, а попробуйте сами». Дом и то, что в нем – не мое. Кроме детей. Инвентаризация проходит раз в год, и номера стоят на всем – от тумбочки до постельного белья. Почему тогда работаю воспитателем? Я люблю то, что делаю, – говорит Ольга.

Татьяна ШЕРШНЕВА
Фото из семейного архива



Читайте также

Транспортный налог в 2023 году. Каких изменений ждать?
Узнали какие новшества, касаемые транспортного налога, планируются на 2023 год.
Глубочане переживают за раненого лебедя, который не может летать
В начале декабря возле детской площадки Бригантина в акватории реки Березовка появился лебедь с травмированным крылом.
Три молодечненки покупали новогодние елки через интернет, но праздник к ним так и не пришел
В Instagram появились предложения о приобретении искусственных елей с большими скидками и бесплатной доставкой. На эти «выгодные» предложения в разный период времени обратили внимание три молодечненки.