Опубликовано: 31 августа 2022, 18:46
2030

«А вон дерево на девятом этаже выросло!». Как живут в высотке Вилейки, которую местные прозвали «Филиппок»

Если идти по улице Толстого, взглядом обязательно «упрешься» в девятиэтажку № 12. Дом, как стена, закрывает собой компактные дворы соседних домов. Но вся статность многоэтажки пропадает, если зайти со двора. На девятом этаже на балконах проросли деревья, а под ногами жалостно крошатся ступеньки.

Дом-стену из 90-х, возле бассейна, местные в Вилейке прозвали общагой: за то, что многоэтажка, как проходной двор – двери здесь для гостей не закрываются. А еще у дома есть имя – Филиппок. Сходили к приметному дому в Вилейке, который на слуху, и узнали – откуда прозвище?

Проект «Я здесь живу» рассказывает о самых разных местах нашего края, главное в котором – люди и все. что они делают: как живут и как мыслят, в чем нуждаются и чему рады.

«Кто хочет, тот ходит»

Местные считают высотку центром района «Зенит». Как и полагается центру, здесь свой «движ»: рядом с домом – сплошные ларьки с шаурмой и пивом, а зимой здесь торгуют елками.

На лавочке возле «Филиппка» сидят двое мужиков. Подсаживаемся и расспрашиваем, как живется в приметной высотке. Александр Николаевич один из первых получил здесь свои «квадраты». В прошлом – знающий строитель, работал в ПМК. Его «контора» и строила высотку.

– Я тут с 1991 года, – восстанавливает события Александр. – Изначально квартиры в нашем доме хотели раздать переселенцам из чернобыльской зоны. Строили его «в два крыла»: одно – директор ПМК, второе – «Зенита» для своих работников. Сдали дом в 1991 году. Решили сделать общежитие, чтобы не заселять переселенцев. Через год мы заселились и попросили свои «квадраты» выкупить – разрешили. Кто-то до сих пор платит, у кого были чеки, давно рассчитались.

Мужики уточняют: в высотке живет уже третье поколение, собственники сменились, да и квартиры в «стене» не шибко скупают, потому что в доме «проходной двор».

– Тут квартирантов много, что хотят, то творят. Вроде, живем в доме, а как будто в общаге: кто хочет, тот ходит. Во втором подъезде потише, а у нас – проходной двор, – рассказывают жильцы.

– А где тихо? – бросает следом женщина в черно-белом платье.

«Эта плита однажды рухнет на мой балкон»

Идем внутрь. Решаем прокатиться на лифте. Справедливости ради заметим: внутри чисто, все гудит и везет, как надо. К квартирам в обе стороны ведет длиннющий коридор – и правда, как в общежитии.

Из-за двери одной из квартир появляется бойкая Лариса и приглашает нас на балкон. По пути сетует: над ее квартирой текла крыша, стены в подъезде «замазали и ушли», да и сам дом «за 30 лет не ремонтировали».

Идем на балкон.  С высоты многоэтажки видна едва ли не вся Вилейка. Только вот жильцам верхних этажей не до городских пейзажей.

– Смотрите, что делается? Стена сыпется. Эта плита однажды рухнет на мой балкон. А вон дерево на девятом этаже выросло! А потом шершни на балконе носятся, – обиженно уточняет Лариса.

Женщина добавляет, что приватизация ей обошлась в 30 миллионов (до деноминации), она до сих пор платит за 29 «квадратов», а «ЖКХ придут, стены «помалюют» и на этом все».

– По поводу дерева тоже звонила в ЖКХ, просила его убрать. Ответили, что не могут, мол, высоко, то нет лестницы, то крана, – сетует Лариса.

Ее соседка Тамара показывает нам «разгерметизированный угол». Говорит, из-за того, что в доме течет крыша, в углу появилась сырость.

– Этот угол был черный от сырости. Мы поправили, почистили. Но исчезла проблема или «затухла», мы не знаем, – говорит Тамара.

Недовольны люди и асфальтом у подъездов. Говорят, к узкому двору привыкли, а вот с дорогой проблема не решается.

– Вот у нас какие дороги, – показывают жильцы на кратер в асфальте и добавляют, что везде латают, а «у нас –  как есть».

Кто же такой Филиппок?

Оказывается, в 90-х в высотке был славутый бар под названием «Филиппок».

– Эх-х-х, хороший был бар, народный, до двух ночи работал, для души, – мужики настольгически расплываются в улыбке, когда вспоминают былые времена. – Три столика стояли, тихо музыка играла. И водочку разливали, и пиво «Жигулевское». Вкусное было. Люди культурно отдыхали, без бабских слез.

А потом «Филиппок» «развалился». Закрыли.

А дом стоит, переняв известное имя. Ежедневно хлопает дверями, гоняет шершней с берез, гудит длинными коридорами. Жизнь не закончилась: еще не все жильцы выплатили за приватизацию.

 Марина ЛЕБЕДЕВА
Фотографии автора



Читайте также

Утверждена цена квадратного метра жилья для выдачи льготных кредитов
Стоимость «квадрата» жилья для выдачи льготных кредитов утвердил Совмин.
Водитель «Мазды» из Молодечно спровоцировал дорожную аварию с участием пяти машин недалеко от Радошковичей
В трех километрах от городского поселка Радошковичи, на автодороге «Минск – Молодечно – Нарочь», в границах Минского района, сегодня утром, 26 января, случилось дорожно-транспортное происшествие с участием пяти машин.
«Іду, аглядаюся, каб не накінулася на мяне». Жанчына са Смаргонскага раёна сцвярджае, што сфатаграфавала чупакабру
«Спачатку мне падалося, што гэта рысь, потым – што леапард. Як жывёліна падышла бліжэй да дому – падумала, што ліса. А як прысела – кенгуру!» – расказвае жанчына.