Опубликовано:
1740

«Вёску шкода. Быў 91 жыхар, а стала 3». Репортаж из деревни Кулеши на Вилейщине, где остались три жилые хаты (фото)

От Вилейки давно опустевшую деревню Кулеши отделяют чуть больше 20 км. Здесь остались три жилые хаты.

В Кулешах живут Вера Ивановна Герко, через забор – ее соседка Ядвига Вацлавовна Томкович, а на другом конце деревни стоит хата Франтишки Брониславовны Томкович.

К Кулешам через лес и в такие же вымирающие Городиловичи и Жуковичи ведет укатанная гравийка. Вдалеке щебечут скворцы, тихо шелестят голыми ветками деревья, из-за разросшихся кустарников выглядывают покосившиеся крыши забытых хат.

Деревня Кулеши сегодня

Изображение 1

Изображение 2 Изображение 3

В деревне непривычная тишина: не слышно ни мычания коров, ни людских разговоров.

Когда-то деревня была красивой и цветущей, а теперь здесь тихо и пусто. Вместо прежних 30 дворов остались всего три жилых дома. Несколько хат купили дачники, но и они бывают в Кулешах нечасто.

Во дворе 73-летней Веры Ивановны громко лает собака.

Изображение 4

В доме пахнет печкой, на стенах – католические иконы. Вера Ивановна сидит в цветастом платке на диване и гладит кота Барсика. На кухне хозяйничает дочь Зоя. В Кулеши приезжает с семьей каждые выходные.

Вера Ивановна со своим котом Барсиком

Изображение 7

Вера Ивановна вспоминает: когда-то в деревне было 30 дворов, односельчане держали и коров, и коз, и свиней, и овец. С годами Кулеши опустели: одни старики умерли, а их дети давно разъехались по городам, другие доживают свой век в домах для престарелых.

– У маладосці на ўсю вёску было 10 дзяўчат і 15 хлопцаў. Вечарамі збіраліся і пелі песні. А па суботах ладзілі танцы ў чыёй-небудзь хаце. Раз – у Куляшах, другі раз – у Путрычах. Памыем падлогу: за тое, што пусцілі, гаспадыне чымсьці дапамагалі. Абавязкова запрашалі музыку, ён іграў нам на баяне ці цымбалах. І яму мы дзякавалі прысмакамі.

Здесь, среди полей и леса, женщина чувствует себя вполне счастливой.  Говорит, зимними вечерами читает молитвенник, районку и журнал “Гаспадыня”, иногда слушает по радио погоду, а еще вяжет детям и внукам мочалки.

Свой дом Вера Ивановна строила вместе с мужем Стасем 40 лет назад. В молодости от квартиры в Вилейке отказались. Слишком дорога была родная деревня, да и отца Веры Ивановны оставлять одного не хотели.

Год назад муж Веры Ивановны умер. Для нее как будто время остановилось, потому что «старасць і разлука з мужам – самае страшнае».

– 50 гадоў пражылі разам! Ніколі не хадзілі адзін на аднаго надуўшыся, добра жылі! Надта яму падабаліся ўетнамскія парасяты. Мінулы год яшчэ два кабанчыкі гадавалі, – рассказывает бабушка.

Вера Ивановна часто вспоминает о муже

Изображение 8

Дед Стась служил в армии на севере. Мастер был на все руки: и печник, и крановщик, и газовщик, и электрик.

– У яго было дзевяць спецыяльнасцей, – с гордостью отмечает Вера Ивановна. – Яшчэ Стась мой шмат гадоў працаваў акамулятаршчыкам (заряжал аккумуляторы без средств защиты, за годы вредные вещества накопились в организме – прим. Край.бай). Доктар казаў, сэрца і лёгкія кранёныя. Але Стась яшчэ некалькі гадоў жыў, паміраць не збіраўся. Але ў мінулым годзе я засталася адна, – плачет Вера Ивановна.

Вспоминая детство, тоже тяжело вздыхает. 9-летней девочкой осталась без мамы и после 4-х классов местной школы пошла работать в колхоз наравне со взрослыми.

– Вельмі цяжка было, – говорит Вера Ивановна. – Прасіла бацьку, каб зноў ажаніўся, а ён сказаў: калі будзе добры для мяне, тады жонка пакрыўдзіцца. Так і пражыў адзін усё жыццё. Каб кароўку накарміць, мы з бацькам шмат працавалі ў калгасе. Вяршкі жыта жалі, а пасля нам дазвалялі сваім каровам накасіць. 42 гады адпрацавала ў калгасе! Усё рабілі рукамі: і жыта жалі, і лён рвалі. Усё маё дзяцінства было гэткае… Дзеці гуляюць, пакуль мамкі снапы носяць, а я ўсё сама рабіла! Слёзы выціраю і нясу! – вспоминает женщина.

В большом деревянном доме за углом живет Ядвига Вацлавовна, родная сестра деда Стася. Слегка прихрамывая, Вера Ивановна идет к соседке по утоптанной гравийке, опираясь обеими руками на палки.

Изображение 9

В доме бабы Яди пахнет котлетами. Она ждет гостей: едут дети из Борисова. Зимовала бабушка у дочки с зятем, а как только потеплело, вернулась в родные Кулеши.

– Я аж плакала, вельмi хацелася ў родную вёску! – говорит Ядвига Вацлавовна.

О своей жизни в Кулешах бабушка вспоминает с грустью, говорит, жизнь прошла, как одно мгновение.

Ядвига Вацлавовна зимует у дочки, а на лето приезжает в деревню

Изображение 10

– За ўсё сваё жыццё плачу, дзетка! Якое ж яно было, тое жыццё! Спачатку вайна, мне было 5 гадоў. Варылi крапiву i лебяду i замест солi запраўлялi калiйным угнаеннем. Во, як выжывалi! Пасля вайны сталi фармiраваць калгасы. Нiхто не хацеў, бо ў людзей усё адпiсывалi: i хаты, i сараi, i скацiну. Голадна было i цяжка, мы ў касцёл басiком хадзiлi, каб боцiкi не рваць, бо купiць новыя не было за што.

Ядвига Вацлавовна о жизни в Кулешах вспоминает с грустью

Изображение 11

Кажется, что через 50 метров от дома Веры Ивановны деревня кончилась. Но нет! За кустами виднеется дом с поросшими мхом окнами, за ним – еще один.

Заброшенные дома

Изображение 13

Изображение 12 Изображение 14

Хата Франтишки Бронислововны стоит на самом краю деревни. Хозяйки во дворе не видно.

– Старая яна ўжо і сляпая, ногі хворыя, да аўталаўкі то прыйдзе, то не! І з людзямі нядужа размаўляе. З маладосці такая. Усе дзяўчаты з хлопцамі танцуюць, а яна – не. I замуж не выйшла, i дзетак не нарадзiла… – рассказывает Вера Ивановна.

Хата Франтишки Бронислововны

Изображение 15

Несколько лет назад по обеим сторонам единственной кулешовской улицы стояли дома, а теперь вместо массивных деревянных срубов – поле с разросшимися кустами и утрамбованная земля. Брошенные, никому не нужные и разрушенные временем дома идут под снос.

Разрушенные временем дома идут под снос

Изображение 16

Изображение 17 Изображение 18

– Шкода вёску! Вельмi сумна, нiкога няма. Быў 91 чалавек, а цяпер засталося тры! – говорят мне бабушки на прощание.

Изображение 19

Юлия ЛАХВИЧ
Фото автора

Если вы заметили ошибку в статье и хотите сообщить нам об этом, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
смотреть другие новости рубрики »

МНЕНИЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

  • лось сморгонский 28 марта 2017 в 14:42:15
    грустно...умирает деревня...
  • Неабыякава 28 марта 2017 в 22:54:22
    Сумна... . А якое выйсце? Нават калі заробак на вёсцы стане больш за гарадскі, то няма ўжо тых гаспадароў, што карміліся з зямлі... . Калі яшчэ на лецішча хто хату возьме, то вёска існуе нейкі час. А калі не, то і гэткі вось рэпартаж. Сумна... .
  • Андрейка000 29 марта 2017 в 22:44:29
    Пожелание корреспонденту: если хотите написать о человеке, не надо писать о нем со слов соседок. Бабушке Фране обидно, она у Вас получилась каким-то злыднем, а она добрейший человек, просто не любит лишней болтовни....
  • Алесечка 30 марта 2017 в 9:50:13
    Андрейка, а мне так не показалось, я не посчитала, что она злыдень. Наоборот - увидела себя. Мне близки такие люди, я сама такая: не люблю компаний, на дискотеках чувствовала себя лишней. Если вы хорошо знакомы с бабушкой Франей, передайте ей, что ярада была узнать, что нас таких, негаварких, много.
  • Селкирк Рекс 31 марта 2017 в 11:39:18
    Вот что в тех деревнях творится, которые немного в отдалении от дороги.В заброшенных домах можно снимать фильмы ужасов. Такое чувство, что представители местной власти здесь не были.Это реальная белорусская деревня.
  • Певунья 31 марта 2017 в 12:57:46
    Селкирк Рекс, Вы правы и немного нет. Дело в том, что просто почистить деревню порядка ради невозможно. Это все же вопрос людей, почему они бросают дома и потом же не хотят сами формально, чтобы их снесли. Посудите сами, как тот же сельсовет может без Вашего ведома взять и снести дом, если Вы того не хотите. Вот в чем суть. Не потому, что кому-то нравится этот жанр хоррор. а потому что есть закон.
  • Витория 1 апреля 2017 в 13:55:24
    Таких деревень очень много. Они потихоньку разрушаются.Моя бабушка живет в такой же.На Мядельщине,между прочим,недалеко от тех же Жуковичей,находятся две деревеньки.От асфальтированной дороги примерно около 1 км, от железной дороги примерно столько же.Между деревеньками около 300-400 метров.В одной деревне живут двое стариков, семейная пара,в другой моя бабушка.Весной,летом,осенью приезжаем постоянно,пока бабушка там,привозим продукты.Проехать можно только на машине.Властям из сельского совета наплевать на стариков.Весной местные "аграрии" постоянно вспахивают единственную тропинку, идущую от железной дороги.Весной приходится преодолевать грязь и пашню, летом ту рожь,или траву, которую высеяли.Зимой идти через заснеженное поле.Для 80-летнего старика не под силу!От асфальтированной дороги идет укатанная гравийка,которую зимой,если, вспомнят "местные власти", чистит дорожная служба.Про автолавку,вообще, молчу!Старикам привозят продукты по ценам выше,чем в Минске, и не первой свежести.А про медицинскую помощь и говорить не чего. Ее просто нет!Если раньше приезжали с Мяделя пульмоскан и фельшер, который делал хоть какой-то осмотр, ЭКГ,давал назначения по лечению,то сейчас этого НЕТ!Вдруг станет плохо или заболеет кто-нибудь, то скорая приезжает не совсем "скоро". Сами старики не в состоянии добраться до ближайшего ФАПа(5-6 км).В городе есть хоть какая-то помощь, а там нет НИЧЕГО!!! Вот и получается,что наши старики никому не нужны.Поэтому и вымирают деревни.Страшно!Приходится ездить каждые выходные к бабушке и забирать ее на зимний период. А вы про снос ветхих домов!Для многих-это ПАМЯТЬ! Нужно думать про людей, которые живут там!!!
  • Селкирк Рекс 1 апреля 2017 в 23:26:51
    Людям, которые там живут, наверно жутко около пустующих домов. Но, истинная правда, если властям нет дела до живых людей, то что ждать по отношению к мертвым домам...Приходилось и мне быть в Мядельском районе. В направлении д. Ногавки. Такое там запустение, что даже ВИДАВШЕМУ ВИДЫ НАШЕМУ БЕЛОРУСУ становится не по себе. Что говорить о ранимых душах иностранцев, которые, всяко может быть, воспользуются безвизовым режимом и рискнут посетить жемчужину Беларуси - Нарочанский край.

Добавить комментарий

Имя (обязательно) Email (обязательно) Год
Отправить
Правила размещения комментария