Опубликовано:
416

«Вертел на том месте, которое прикрывал». Минский художник выпил виагру и голым протестовал против цензуры

3 октября в Национальном центре современных искусств открылась выставка пяти художников. Один из них, Алексей Кузьмич, пришел на открытие в плаще на голое тело.

Перед этим он выпил таблетку виагры и прикрыл себя вывеской с надписью «Министерство культуры». По его словам, так он хотел выразить протест против «запретов и цензуры в данной государственной институции». Директор НЦСИ Сергей Криштапович назвал эту акцию выходкой, которая вредит центру, культуре и государству, сообщает tut.by.

Изображение 2

Фото: instagram.com/art_kuzmich

«Акция – завершающий этап исследования, которое я проводил на протяжении трех месяцев сотрудничества с центром»

Выставка «Присутствие» объединила пять разных художников, у каждого из которых был собственный «сольный» проект. Приглашение принять в ней участие Алексей Кузьмич получил около трех месяцев назад. Тогда же он задумал провести акцию «Щит или министерство фаллокультуры».

– После первых разговоров с руководством НЦСИ я понял, что просто так выставляться в этом центре не имеет смысла. Я лишь буду уподобляться образу забитого, всегда боящегося художника. У меня же другие представления об искусстве и художнике. Это Титан, пожирающий на завтрак Юпитера, а не какой-то клоун, который развлекает людей на свадьбах или занимается декораторством, обслуживанием различных идеологий, бизнесов и прочего. Меня этому не учили. Я считаю, что художник – это максимально свободный человек.

По словам Алексея, идея с акцией возникла после того, как он столкнулся с «рядом моментов, которые свидетельствовали о запретах и цензуре в данной государственной институции». На самой выставке он представил инсталляцию «540».

– Это концепт перевернутого мира, где смыслы изменены, перевернуты, где непонятно, в каком направлении двигаться, где правда, где ложь, где лево, а где право. Акция стала завершающим этапом того исследования, которое я проводил на протяжении трех месяцев сотрудничества с центром.

Алексей утверждает, что за эти три месяца он не однажды сталкивался с цензурой со стороны центра. Во-первых, продолжает он, на выставку изначально не пропустили некоторые его работы, в которых использовался мат.

– Я предлагал поставить табличку «18+». Насколько я знаю, такая практика раньше присутствовала. Но почему-то это делать отказались. У меня есть работы, где я использую русский мат как наиболее подходящую форму для выражения своих мыслей. Я использую народный язык, понятный каждому человеку, но в то же время он может не являться пошлым. Очень сложно строить какие-то сложные концепции – гораздо проще сказать это в двух словах. Это поймет и интеллигент, и работник завода.

Видео: Alexei Kuzmich

Во-вторых, были отредактированы тексты, которые сопровождали каждую из представленных на выставке работ.

– Очень сильно обескровили тексты. Я – концептуальный художник, поэтому пишу сопроводительные тексты к своим работам. Из некоторых убрали самый сок. Например, нецензурные выражения, с чем я, в принципе, согласился, потому что понимал, с кем работаю. Затем исчезли все обороты, которые затрагивают политику, религию или острые темы, которые в Беларуси находятся под неофициальным запретом. Но и этим не ограничились: стали убирать слова, которые не являются матерными, но не употребляеются в общепринятом лексиконе. А на последнем этапе, уже на открытии выставки, я заметил, что к моим работам приклеены другие таблички. Изменены слова, которые со мной никто не согласовывал. И это поставили под моим авторством.

В результате Алексей пришел с собственной табличкой. Ей он прикрыл часть своего обнаженного тела. Когда его, как и других художников, пригласили к микрофону рассказать о проекте, он сбросил мантию и показал публике свою идею.

– Руководство центра не было довольно этой акцией. На следующий день, как мне сказали, были разбирательства с Министерством культуры. Они ее считывают, как будто я вертел их на том месте, которое прикрывал. Во всяком случае, вчера я выложил в YouTube видео акции и манифест к ней. Надеюсь, Министерство культуры проявит профессионализм и прочитает хотя бы манифест. Ведь если они не способны читать произведение искусства, то, наверное, они недостойны заниматься вопросами культуры и искусства и учить людей тому, на что им стоит смотреть, а на что – нет.

По словам Алексея, его акцию поддержали много людей, в том числе из профессионального сообщества.

– Чему я, честно говоря, немного удивлен. Столько людей пишут, поздравляют и поддерживают. Очень приятно. Я благодарен каждому.

«Алексей подставил людей, которые стремятся сделать так, чтобы государство увидело нашу работу»

Национальный центр современного искусства идею современного художника не разделил. Директор центра Сергей Криштапович называет эту акцию «выходкой, смотивированной жаждой славы».

– Если я как художник могу привлекать к себе внимание мерой собственного таланта, то делаю это своими картинами. Отец Алексея тоже был художником. Причем великолепным, совершенно противоположным сыну. В своем творчестве он писал мадонн. Сын идет по другому пути. Судя по экспозиции, парень не получил никаких талантов. Жажда славы двигает им и мотивирует на выходки, которые, к величайшему сожалению, произошли. Для меня, например, эта клоунада оскорбительна.

3 сентября, во время открытия «Присутствия», Сергей Криштапович был в зарубежной командировке. Сейчас он проводит внутреннее расследование: почему Алексея Кузьмича привлекли к выставке, «почему он был отобран и чем так уникален».

По словам Сергея Криштаповича, обвинения в том, что со стороны НЦСИ были факты цензуры, беспочвенны.

– Никто не цензурировал его экспозицию. Никто никаким боком не был причастен к отбору [работ]. Заявленные работы висят, экспозицию никто не снял.

– И не собираетесь снимать?

Изображение 1

Фото: instagram.com/art_kuzmich

– Нет, для того чтобы не давать ему повод развивать эту тему. Его оскорбительный поступок, я думаю, будет оценивать структура выше министерства. Если бы он просто написал: «Я против цензуры», это было бы одно. А поскольку все это связывают с Министерством культуры, это более чем оскорбительно. Мне жаль этого молодого неталантливого художника и сожалею, что куратор Мирошников Михаил Иванович отобрал его для участия в этом проекте.

Сам проект направлен на среду, человека, экологию, на те формы, которые мы обязаны не разрушать, а созидать. Но у Алексея совершенно другое видение. Мне жаль его как художника и стыдно за человека, который считает, что таким образом можно что-то изменить.

В Москве есть художник Кулик, от его работ идет зловоние. И что, это протест? Это хамство. В моем понимании оно должно быть наказуемо. Не штрафом, а иными формами, предусмотренными законодательством. Если я оскорблю человека в транспорте или на улице, меня ведь привлекут к ответственности за хулиганство. А почему здесь должно быть как-то иначе?

Я не считаю, что у художника должна быть отменена самоцензура. Я не имею права оскорблять ничье достоинство – ни организации, тем более структуры министерства, ни просто человека. Моя культура не позволяет мне делать подобное.

А это – человек без тормозов, который считает, что хамскими хулиганскими выходками он может навести порядок. И к чему это приведет?

Я не за цензуру, я – за самоцензуру. Это я понял много лет тому назад. В данном случае художник не обладает самоцензурой, что грустно и пошло.

Так же, как врач не имеет права на эксперименты, иначе он живодер. Он самоцензурирует себя. Не просто «почикает», а сделает операцию, как надлежит. Художник несет точно такое же бремя ответственности. Он не имеет права вредить. Это вредит нам, вредит культуре, вредит Министерству культуры, вредит имиджу государства.

Никто не ожидал подобного поступка. Алексей сильно подставил людей, которые работают, которые стремятся сделать так, чтобы государство увидело нашу работу, чтобы нам и далее помогали. Я недавно вернулся из командировки в Даугавпилс. В центре, где я был, – ну просто космические технологии. Стеклянные лифты, суперосвещение, оборудование, экскурсионная программа. Это просто радость за людей, что у них такое. Представляете отношение государства к культуре? Семь евро выделяется на каждого латвийского школьника, чтобы дети из малоимущих семей, из деревень могли посещать музеи и театры. Чтобы не родителей просили, а государство оплачивает это. Я был нацелен на то, чтобы государство видело нашу работу и поворачивалось к нам. А своей выходкой Алексей дал под дых. И сейчас опять нужно доказывать, что мы хорошие и румяные. Вот в чем подлость.

Если вы заметили ошибку в статье и хотите сообщить нам об этом, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
смотреть другие новости рубрики »