Опубликовано:
440

«Мой сын не умер, он погиб ни за что». В Гомеле скончался 25-летний парень, которого задержали на улице

Молодого человека задержали в Гомеле 9 августа, когда он ехал к девушке, больше Сашу родные не видели.

– Я готова кричать на весь мир, хочу, чтобы все знали: мой сын не умер, мой сын погиб ни за что, – Светлана Вихор очень подробно и очень эмоционально рассказывает, через что ее семье приходится проходить последние дни. Она, как пишет tut.by, перечисляет все свои действия за это время: как искала сына, как не могла получить никакой информации, как недоумевала по поводу произошедшего и как сегодня собрала вещи, еду и снова поехала его искать к ИВС. Саши уже не было в живых, а мама продолжала поиски.

Задержание гомельчанина Александра попало в объектив нашего фотографа

Изображение 1

Фото: Сергей Комков

– Мой сын – человек, который даже не знал всех кандидатов в президенты, человек, далекий от политики, 9 августа поехал к своей девушке ночевать. У него должна была быть пересадка в центре, звоню, а Саша говорит: «Мама, не знаю, что произошло. Меня скрутили три омоновца и затолкали в машину, не знаю, куда везут», – рассказывает Светлана Вихор. – Всю ночь ему звонила, набирала каждые 20-30 минут, телефон был недоступен, а в 5.12 утра сын набрал с незнакомого номера: «Мама, нам откатали пальцы и взяли показания». Сынок, а что ты говорил? Ответил, что за них уже все сказали: «Идут какие-то в белых рубашках, по возможности перезвоню». Это было последнее, что я слышала от своего сына. Я потеряла ребенка, потеряла гражданина РБ. Я голосовала за этого президента, понимаете, голосовала за порядок в нашей стране. Мой сын 1,90 ростом, спортсмен, кандидат в мастера спорта по плаванию.

Видя, какие официальные комментарии поступают по задержанным, семья Александра сразу начинает перечислять: не судим, не наркоман, проблем с законом не было. У 25-летнего гомельчанина Александра Вихора высшее образование, он недавно уволился с одной работы и устраивался на другую.

– В понедельник я набрала 102, мне дали номера всех РУВД Гомеля, удалось дозвониться по одному: «Никакой информацией не владеем». Со мной разговаривали, как с женщиной, которая на помойке родилась, – Светлана плачет, она часто возвращается к тому, как искала сына, как билась во все двери, но сочувствия и понимания по ту сторону не находила.

Только во вторник Светлана узнала, что Александр находится в ИВС. Оказалось, у стен изолятора таких женщин, как Светлана, было несколько десятков.

– Ждала там до семи вечера, сказали, у Саши суд. Какая статья была, не знаю, хоть жив и здоров! А потом якобы поступила информация: после заседания задержанных увозят в другой изолятор, мы с мужем поехали туда. Сидели там до 9 вечера, приезжали автозаки, надеялась хоть одним глазом увидеть сына, – говорит Светлана.

Вернувшись домой, она продолжала искать Александра, звонила в изолятор до половины второго ночи, но в списках молодого человека не было. Сегодня утром Светлана снова поехала в изолятор и снова безуспешно.

– Я привезла передачку, вещи и еду. Это все было сегодня, а мне кажется, жизнь прошла… И тогда мы поехали в РУВД Железнодорожного района писать заявление о пропаже человека, там, узнав мою фамилию, пригласили зайти в комнату, тогда еще не понимала, почему там стоит чашка с водой. Вышли два человека и издалека стали рассказывать, что Саше стало плохо, он стал себя неадекватно вести, – дальше Светлана говорить не может и передает трубку дочке Ольге.

Она тоже была в РУВД, но за дверью, а когда услышала крик и звук разбитой кружки, прибежала к маме. Так семья сегодня днем узнала, что Саши нет в живых. Чтобы понять, что произошло, семья поехала беседовать с врачами тех больниц, куда ночью доставляли Александра.

– У брата сердечная недостаточность, тахикардия. Возможно, ему стало плохо, он просил о помощи. А милиция его посчитала неадекватным и в два часа ночи привезла в приемный покой психоневрологического диспансера. Там ответили, Саша не их клиент, у него сильный стресс, ему нужна медицинская помощь. В половине четвертого брата уже доставили в тубдиспансер, как нам рассказали врачи, он уже находился в состоянии клинической смерти, его час пытались реанимировать. А еще нам сообщили, у брата был отек головного мозга, – Ольга передает то, что ей рассказали врачи. Никакой официальной информации о причине смерти Александра у родных нет, в морг они попасть не смогли.

– Мы допускаем, что Сашу избили, нам говорят, видимых телесных повреждений на теле нет, но мы сами тело не видели. Поэтому сегодня написали заявление в прокуратуру, СК и попросили возбудить уголовное дело по факту смерти Саши, потому что считаем, ему не была своевременно оказана медицинская помощь, в отношении него были неправомерные действия, которые привели к смерти, – приводит заявление Ольга. – Родителей не пустили в морг, как нам узнать, что это наш? В каком он состоянии? Мы просим отозваться тех, кто был вместе с Сашей в автозаке и в ИВС, чтобы узнать, что случилось на самом деле. Возмущение перекрывает боль и обиду.

СК по Гомельской области выясняет обстоятельства смерти в Гомеле 25-летнего местного жителя.

Напомним, по официальным данным, всего за время акций протеста после выборов задержано около 6 тысяч человек по всей стране, в больницах более 250, один человек погиб в Минске в ночь с 10 на 11 августа.

Если вы заметили ошибку в статье и хотите сообщить нам об этом, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
смотреть другие новости рубрики »