Последние комментарии

Мы все в одной лодке


Опубликовано:

Наконец, мы едем. Вилейка, Куренец, Костеневичи… На развилке наш микроавтобус сворачивает влево и нас начинает потряхивать на выбоинах асфальта… Наша цель – Кривичи, когда-то перспективный поселок с предприятиями и развитой инфраструктурой, сейчас – постепенно пустеющий, но еще вполне живой. С ребятами из Молодежного клуба общения и творчества «Диалог+» мы едем в спецучреждение для осужденных несовершеннолетних.

Везем песни и стихи о жизни. Хотим поделиться своими мыслями, своим творчеством. Чтобы стало светлее… Год назад, после очередной встречи клуба с молодежной аудиторией города, пили чай, обсуждали ближайшие планы. Размышляли о том, кому еще хорошо было бы показать нашу программу «Мы говорим о жизни», и решили: надо поехать в колонию. Интересно, как разделились затем ребята – одни откликнулись с энтузиазмом, другие отказались сразу и наотрез: в приют или детский дом – да, поедем, детям надо помогать, но в колонию – извините, нет. Кто-то боялся, кто-то презрительно поджимал губы.

И вот мы едем в лечебно-воспитательное учреждение «Кривичское специальное профессионально-техническое училище №3 закрытого типа». Едем вместе с Александрой Лешкович – молодым преподавателем музыкального колледжа. Пару месяцев назад случайно в разговоре выяснилось, что она работала некоторое время в этом учреждении, и наше желание съездить в колонию получило горячую поддержку.

В дороге отмечаю у себя небольшую тревогу: не было пока у меня опыта встречи с такой аудиторией. Вдруг наши «Капельки добра» и «Ленточки счастья» покажутся там детским лепетом? Вдруг мы натолкнемся на жесткий тюремно-армейский уклад, где наше творчество будет выглядеть смешно и нелепо? Стараюсь не думать об этом, просто довериться жизни. Ребята всю дорогу поют песни под гитару, что-то оживленно рассказывают друг другу – сама дорога им в радость.

Нас встретил статный доброжелательный мужчина – завуч по воспитательной работе Андрей Марьянович Дубаневич. Заходим на ККП – чистота и порядок, но нам уже как-то не по себе. Здесь есть КПЗ, правильнее – комнаты реадаптации. Проходим по коридору: в нескольких камерах через окошки в дверях видны крепкие напряженные фигуры. Нам открывают камеру… Да, все серьезно, не курорт. Вика прижимается ко мне, в глазах – страх: «Марина Иосифовна, куда мы приехали? Я не думала, что будет так…» Отвечаю, что это тоже жизнь, только ее другая сторона, что наказание, видимо, соответствует проступку. Но главное для нас – знать, что эти ребята – такие же люди, как и мы.

Входим на территорию, огороженную высоким забором, отмечаю, что колючей проволоки нет. Уже легче. Видны приметы ведущегося ремонта, но средств для завершения пока не хватает. В целом чисто, везде порядок. В столовой нас ждет чай за накрытым специально для нас столом. Наши ребята постепенно оттаивают, напряжение от первых впечатлений спадает.

Андрей Марьянович сетует, что начал экскурсию с самой жесткой части, рассказывает о своей работе, о ребятах, рассказывает легко, с юмором, но мы уже кожей чувствуем, какая у него непростая работа. Сейчас в колонии 58 ребят от 11 до 18 лет, в основном, за кражи, хулиганство, спайсы… Самым трудным было искоренить традиционную дедовщину и тюремные законы в отношениях. Здесь есть своя система начисления баллов за поведение: две отдельные графы – плюсы и минусы не суммируются, чтобы не возникало иллюзий – «сейчас я что-нибудь сотворю, а потом плюсов заработаю, и мне это сойдет с рук». Нет, не сойдет. Наказания отрабатываются в «стакане». А за заслуги имеется целый комплекс поощрений, вплоть до увольнительной с родителями. Правила просты и понятны. Для всех.

Ребята разные, конечно. В основном, из неблагополучных семей, но есть и вполне благополучные. К одному мать приезжает на новой иномарке. А еще выясняется, что если ты, будучи несовершеннолетним, трижды в течение года попался с пивом в общественном месте – тебе прямая дорога в такое учреждение. Посматриваю на наших ребят – удивляются.

Андрей Марьянович рассказывает, как непросто было установить новый порядок: отношения ответственности за себя и общее дело, за то, чтобы данное слово – слово мужчины (пацана) – выполнялось обязательно и безусловно, чтобы выстроить правильную иерархию, напоминающую семейный уклад – есть старшие и младшие – по возрасту, по званию и по степени ответственности.

Смотрю, слушаю и понимаю: какой-то гранью своей натуры он им – отец. В его рассказах звучит чистая интонация трезвой любви – требовательной, уважающей, доверяющей, радующейся самым незначительным успехам этих надломленных, но не сломанных душ.

Запомнился рассказ про Константина, сначала совершенно неуправляемого, дикого, как волчонок, и вдруг старательно и серьезно, в манере Иосифа Кобзона, спевшего песню к 9 мая, так, что вся колония аплодировала чуть ли не стоя. Слушаю и вспоминаю «Педагогическую поэму» А. Макаренко.

Перед началом нашей встречи с воспитанниками говорим с психологом Светланой Владимировной: конечно, непросто с ребятами, среди них есть те, что пришли с резаными венами, причем видно, что одни просто царапали для вида, а другие знали, где наверняка…

Но жизнь продолжается, продолжается работа. Из более сотни вышедших из колонии осужденных только двое попали в исправительные учреждения повторно. Это невероятный результат, но я верю, потому что вижу, чувствую здоровый человеческий дух в ее сотрудниках.

…Быстро заполняется зал, впереди – меньшие по возрасту, за ними – парни постарше… Приветствую всех. За моей спиной ребята-диалоговцы, чувствую, как нас буквально сканирует полсотни глаз. Говорю, что мы приехали к ним поговорить о человеческой жизни, о том, что хотим поделиться с ними своим пониманием, а насколько это будет правильно, судить им.

4

Наши парни, несколько рафинированные ребята-музыканты и художники, вышли на сцену, встретились с испытующими взглядами исподлобья, с мощью стопроцентно мужской аудитории, и поначалу немного оробели. Нас проверяли всерьез...

Но вот сыгран перфоманс «Серый человек», вот свои стихи прочла Ирина, Оксана спела под гитару про ангела-хранителя… и мы почувствовали – лед тронулся, сначала первые ряды, где сидели ребята помладше, затем дальние. Пока Вера поет «Береги свой мир», три команды – волонтеры и воспитанники вместе – рисуют на больших листах иллюстрации к песне, потом комментируют свои работы… И пока течет песок в песочных часах Дианы, надо успеть поделиться капелькой добра с тем, кто рядом. Наши волонтеры «идут в народ», пожимая руки, улыбаясь, говоря теплые слова… Я смотрю на ребят и радуюсь: к ним тоже протягиваются руки, им и друг другу улыбаются эти непроницаемые поначалу лица.

3

5

Время истекает. Диана интересуется, остался ли кто-нибудь, кому не досталось капельки добра? В ответ – молчание и вдруг: «Мне…» – мы узнаем голос завуча, зал смеется, волонтеры ликвидируют «засуху»…

А дальше Татьяна говорит, что за жизнь нужно бороться, вспоминает байку про двух лягушек, попавших в жбан со сметаной… Смотрим восьмиминутный ролик про Ника Вучича. И как-то по-особому глубоко откликаются в душе его слова: «Мы все в одной лодке».

Рома играет на саксофоне «Филинг», Катя и Вика раздают маркеры и цветные ленточки, на которых нужно написать то, что хочется добавить в нашу жизнь. Ребята-воспитанники разбирают ленты, задумываются, пишут… я беспокоилась зря…

7

10

Все вместе, под предводительством Андрея Марьяновича идем повязывать ленточки на иву, растущую рядом со входом в корпус. Мы «назначили» ее быть нашим деревом жизни. Общее фото на память.

9

8

Мы все в одной лодке… Вера знакомит меня с воспитанником Артемом. Оказывается, они ходили в Солигорске в один детский сад. Взволнованный Игнат говорит о том, что встретил трех своих знакомых – двух дворовых приятелей и одноклассника. Говорит, что чуть не прослезился, когда увидел, что он написал на ленте «Семья и свобода». Что может быть важнее?..

«…Давайте еще раз приедем сюда! Нас просили! Мы уже пообещали! Нас так внимательно слушали! Мы хотим еще раз, пожалуйста! Пообещайте, что мы приедем». Обещаю... Андрей Марьянович говорит, что придется теперь держать слово, ведь у них слово – закон. Дарим сборник работ участников проекта «Время жить!», приглашаем присоединиться к нашему фестивалю в этом году…

11

На прощанье наши ребята поют под гитару и бит-бокс Игната, у автобуса опят поют – уже без гитары. Никто уже и не просит петь, но, видно, души поют, и песни льются сами собой. Льются всю обратную дорогу.

«Круто съездили!» – написал под фотографией в Фэйсбуке Роман. «Да, хорошая получилась поездка», – комментирую я. И задаю себе вопрос: кому все же нужна была эта встреча? И сама себе отвечаю: мы все в одной лодке.

Постоянный адрес статьи:
Если вы заметили ошибку в статье и хотите сообщить нам об этом, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Все статьи Марины Волоскович

МНЕНИЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

  • Коля свирепый 16 июня 2014 в 15:38:19
    хорошее дело, Марина Иосифовна!
  • OneLove 17 июня 2014 в 9:14:25
    Отлично...Я чувствую,вижу, что кому то не все равно...И девиз "Мы все в одной лодке" лучшее тому подтверждение...Осознание,что ты не одинок..Спасибо,Марина Иосифовна...Удачи..
  • Константин А 17 июня 2014 в 11:10:55
    В каждом человеке есть доброе начало и очень важно создать условия для того, чтобы это начало не потерялось, создать условия для его развития. Спасибо вам за доброе дело, Марина Иосифовна!
  • Елена Матвеенко 18 июня 2014 в 21:30:56
    Возможно, это одно из лучших мероприятий.Это нужно.
  • Я не зарегистрирован
  • Я зарегистрирован
  • Имя (не заполнять) Email (не заполнять) Год (не заполнять)

    Добавить комментарий

    Отправить
    Правила размещения комментария
  • Добавить комментарий

    Войти и отправить
    Правила размещения комментария