Вор традиций, или Возвращение Вифлеемской звезды


Опубликовано:


Часть первая. Ну и чего мы здесь сидим?

Первое Условие 4-го Правила гласит: «Каждый, уважающий Правила и Традиции Зла чумазик, обязан украсть в Рождественскую ночь хоть что-то у людей» (Учебник для чертят младшего школьного возраста «Пакости в радость», 13-я страница). Ниже приводятся еще самые замечательные примеры, как символы для подражания и стремления в достижении подрастающими чертятами подобных творческих высот. Например, выпускник Академии Дрянных дел украл с неба серебристый тонкий месяц, погрузив в непроглядную тьму на несколько часов небольшое украинское село, помешав тем самым людям искренне славить щедрый праздник обновления. Еще один студент вышеуказанной Академии, не менее вредный на пакости и нехорошие дела, хвостатый утащил ледяное дыхание у самого сердитого северного ветра, превратив морозную праздничную ночь в унылую слякоть, испортив тем самым людям рождественское настроение. И так далее, и так далее, и так далее.

«Но довольно уже жить этими прошлыми, покрытыми густой временной пылью, примерами. Необходимо совершить такую громкую пакость или вредность, чтобы после которой, минуя младшие и средние классы начальной школы, сразу попасть в список выпускников величайшего учебного заведения» – так размышлял Блестящее Копытце, шустрый чертенок, спеша через осязаемую на ощупь холодную морозную темень в сторону горящих радужных огней, разбросанного по лощине шахтерского небольшого поселка. Тьма осторожно
прихватывала его за кривые ножки и длинный рыжеватый, как у теленка хвостик, тем самым приглашая чумазика вместе побегать и попроказничать, покуролесить. Но маленький сорванец не обращал на нее никакого внимания, спеша по своим неотложным делам, и та, насупившись, черным клубком отползла к темнеющей опушке леса, где и притаилась в тени огромных деревьев. А как хотелось доказать рогатику всему своему многочисленному семейству и особенно классному руководителю, древнему седому Черту, что Блестящее Копытце скоро станет настоящей сенсацией уходящего тысячелетия. Ведь неспроста экзамен на вредность ему выпал именно в ночь на Рождество и это давало маленькой вредине все возможности думать о себе, как об избранным временем Великим Пакостником.

Делов-то, прийти и стащить с наряженной елки, стоящей в центре небольшой площади поселка, яркую звезду. На самой верхушке можно еще конечно и все шарики переколотить и подарки в снегу извалять. Можно еще много чего плохого сотворить, но это уже, как карта трефовая ляжет, а хотелось чего-то такого необычного и нехорошего, чтобы месяц, а лучше конечно целый год.

Слухи самые разнообразные про его поступки по земле ходили. В таком предвкушении и возбужденном от безнаказанности состоянии, цепляясь за комки снега и небольшие кочки на поле, и брел плохиш к своей заветной цели - стать еще хуже и на голову вреднее, чем был уже на самом деле. И какое же было у него немое удивление, когда под празднично наряженной елкой Блестящее Копытце увидел сидящим своего самого заклятого врага и соперника - милого ангелочка из Небесной школы Вежливых и Необыкновенно честных. Однако белоснежный недруг пребывал в такой глубокой печали, что чертенок даже опешил и позабыл сразу все дразнилки и обзывалки, а как же хотелось наговорить этому всегда чистому воображале всевозможных гадостей и дернуть несколько раз за его белоснежное маленькое крылышко. Но Копытце, сам себе удивляясь за свою робость, тихо шмыгнув простывшим пяточком и все его плохие мысли, словно голодная коровка языком слизала. «Ну, и чего мы здесь сидим? Может, летать совсем разучился или горючее кончилось?» - нарочито грубо спросил, склонившись над ангелочком чертенок.

Часть вторая. А где ты видел чертенка с крылышками?

Четвертое Условие Самого Последнего Правила гласит: «Если маленький чумазик случайно чем-то помог человеку, сделал нечаянно добро — приказом Великого Ужасного Пекла он навечно лишается звания Пакостника, немедленно исключается из школы и навсегда вычеркивается из списка Рода, постоянно вредящего человеку» (Учебник для чертят младшего школьного возраста «Пакости в радость», 31 страница).
- Нет, не разучился. Я нечаянно звезду с верхушки ёлки уронил. И она ... она разбилась. Через час наступит Рождество, соберутся вокруг ёлки дети, но без звёздочки праздника уже не будет.

Служитель добра вдруг горько расплакался, неумело вытирая большие крупные слезинки своими белоснежными крылышками.

- Так уронить-то её я должен…

Не договорил до конца чертенок и замолчал на секунду.

- Плакать перестань, подумай лучше, где замену найти можно.

Ангелочек убрал свои крылышки от зареванного личика. Его голубые глазки загорелись надеждой.

- Есть одна звездочка, есть. Но она хранится в огромном сундуке у твоего родича, Страшного черта - смотрителя Ужасного Пекла. Это Вифлеемская звездочка, которую смотритель сразу же с неба в пекло утащил, когда волхвы нашли путь к яслям новорожденного. Он ее спрятал во тьму, чтобы не произошло повторение всемирного великого чуда - рождение еще одного сына божьего. Каждую тысячу лет восходит Вифлеемская звезда на небосводе, сообщая окружающему мирозданию об этом событии. Я так спешил принести весть на землю, что разбил неосторожно звездочку и Рождество…

Ангелочек не договорил, а принялся опять за свое, тихонько всхлипывать и жалобно плакать.

- Да перестань ты сырость разводить! Лучше скажи, что я получу, если помогу тебе.

- Я тебе….. как другу, отдам свои серебряные крылышки насовсем.

Чертенок опешил:

- Слова вырвались, их уже не поймаешь, не вернешь назад. А дело это явно пахнет керосином. Где это видано, чтобы он, не самый худший ученик, нарушил славные традиции и правила, помогая этому беспомощному плаксе, а взамен за это дело ему еще какие-то крылышки дадут. Так выгонят же из класса, а может и вообще звания чумазика лишат. Позор для семьи какой.

Но что-то очень тронуло маленького пакостника и он, отвернувшись, чтобы не было видно, как дрогнул его голос, произнес:

- Разве ты сам без крылышек летать сможешь?

Ангелочек тяжело вздохнул:

- Без крылышек вообще-то никто не летает. И если их у меня не будет, я тоже не смогу. Буду потом дальше по земле ходить. Обычный маленький мальчик.

- А мне-то твои крылышки зачем? У меня рожки и хвостик есть. Где ты видел чертенка с крылышками? Может быть, в вашем небесном хозяйстве для меня что-нибудь полезное найдется? Сапожки какие-нибудь теплые. А то зимой очень уж копытца мерзнут.

- Найдем тебе сапожки, курточку и даже, если надо, шапку меховую. Главное успеть к назначенному сроку - звездочку на ёлку водрузить. Есть у тебя какой-нибудь план?

Через несколько минут перед входом в ужасное пекло стояли два маленьких чумазика. Один почему-то очень сильно отличался от второго, скорее всего своими голубыми глазами. И рожки его почему-то были сдвинуты набок (хотя в таком возрасте проказливые чертята теряют свои рожки и зарабатывают свои шишки).

Лица маленьких чумазиков были перепачканы свежей грязью и самодовольно светились.

– Вижу по вашим мордашкам, что в канун Рождественской ночи вы уже успели набедокурить и насолить людям, - громко произнес Смотритель пекла – Мне отчитываться о ваших проказах не надо… Проходите… Расскажете всё своему наставнику.

Плохиши шустро проскочили в распахнутые ворота. Один из них не сильно ударился плечом о ручку дверей. Смотрителю показалось, что на его спинке вспыхнуло небольшое белое пятнышко. Может быть, это был лунный лучик, осторожно коснувшийся своим внимание чертенка.

Старый черт протер замусоленной в саже ладошкой свои воспаленные глаза. Тысяча лет на одном месте - большой срок для любого черта. Пора видно смотрителю уже собираться на пенсию, раз что-то непонятное чудится.

Часть третья. Самое верное средство спасения Рождества

Последнее Условие Особенного Правила из папки «Запрещенное. Для Пользования только стипендиатам Академии Дрянных Дел» предупреждает: «Лицо, которое намерено сотрудничая с Добром, принесло непоправимые для Пекального общества духовные и материальные ущербы и открывшее Добру секрет Темного Мирозданья, подлежит немедленному искоренению из вышеуказанного общества и вечному порицанию, бесконечному забвению».
Тайный Манускрипт Древнейшего и
Постоянного Магистрата
«Зло превыше Добра».
Проскользнули два маленьких сорванца мимо обеспокоенного своим удивительным наблюдением уставшего за такой огромный срок Смотрителя и в кромешной тьме многочисленных коридоров растворились. Лишь только пыль под их шустрыми ногами закружилась невесомым облачком.
Если бы Блестящее Копытце не прихватил с собой небольшой огарочек свечи и четыре спички со стола, стоящего перед входом и принадлежащего дряхлому охраннику, пришлось бы свежеиспеченной команде долго и безнадежно бродить в чернильной темноте страшного подземелья. Но как только закрылись за ними, проскрипев приветствие, двери, сразу же чертенок зажег длинную спичку и от ее крохотного, пляшущего от безликой бездны огонька пламя перебралось на тоненький фитилек и вздохнуло, пробуя разогнать темень хотя бы на несколько шагов вокруг себя.
- Меня кто-то сзади держит, - испуганно пискнул переодетый и перепачканный до неузнавания Серебряное Крылышко и тихо добавил, - Когтем острым за штанишки прихватил. Выручай!
Вертлявый чертенок, посвятив себе под ноги, буркнул под нос, отцепив ветку сухого куста от одежды ненадежного напарника и плаксы, трусишки и бояшки:
- Ты бы еще закричал в голос: «Спасите! Грабят или горим! Вот шуму бы наделал! И не трясись от страха! Решили выручать тебя из всего, так что вперед спасать! А в таком серьезном деле, коллега, как показывает многовековая практика без воровства не обойтись. Самое верное средство спасения Рождества в нашем неординарном случае – это, несомненно, кража. А здесь мило, ты только посмотри, что мои родичи насобирали».
Действительно, огромная площадь, большая часть которой не просматривалась из-за необъятных стратегических размеров, была завалена многочисленными предметами из разного времени и эпох, которые были «честно выигранными» в карты или «по справедливости» полученными в результате торга и обмена на многочисленных ярмарках и аукционах, но по большей части были украдены ловкими чертятами, чертами и чертяками у доверчивых до хохота людишек.
Тысяча долгих лет - отрезок огромнейший для человечества, но не такой особенный для Пекла, куда и стаскивались все эти покупки, подарки, кражи трепетным подношением в ожидании банально прославиться и возвыситься над остальными себе подобными пакостниками.
- Так мы и до Пасхи ничего не найдем, - прошептал Серебряное Крылышко и решил уже немного поплакать, как его сразу же остановил Копытце:
- Ты опять, мастер мокрых дел, за своё! Прекрати, а то и я сейчас начну! И что будет? Давай лучше проанализируем ситуацию! Стащили звездочку хвостатые у нерасторопного и глупого народа тысячу лет назад. Так или нет?
- Где-то так, но почему у нерасторопного и глупого?
- А у какого? Попробуй звезду у нас спереть, - начал вредина и замолчал. - Короче, бояка, стащили и стащили. У нас совсем иная миссия – вытащить ее назад. Или кто не согласен с моими убедительными доводами? Возражений, надеюсь, нет? Тогда мыслим дальше. Звездочка эта блестящая и яркая, но от длительного пребывания здесь немного припылилась и лежит где-то внизу, с краю этой огромной кучи, никому не нужного барахла. И если ее позвать по-особому, я не знаю как, извините, не учился с плаксами и воображалами, то она обязательно ответит и покажет себя. Начинай, чистюля, хотя нет, грязнуля, одну из песенок, которую поют люди в такой день или от страху слова волшебные проглотил?
Крылышко покраснел: «Действительно, вымазан с ног до головы грязью, натерт вонючей серой и вопреки здравому разуму, он - один из лучших учеников Небесной школы Вежливых и Необыкновенно честных, мало того, что находится в самом ужасном месте на земле, так еще и совершает самое пакостное из всех деяний - ворует». Но, хлипнув носом и уверенно вытерев начинающую появляться предательскую слезу, срывающимся голоском промолвил:
- Во имя спасения светлого праздника Рождества! - и начал петь один из веселых и замечательных гимнов:
- Тихая ночь, дивная ночь.
Дремлет все, лишь не спит
В благоговеньи святая чета.
Чудесным младенцем полны их сердца,
Радость в душе их горит…
И только прозвучали первые слова гимна, наподобие звону хрустальных колокольчиков, как в основании необъятной, как египетская пирамида, кучи затлел, запульсировал малиновым маячком живой огонек. Чем дальше пел ангелочек, тем ярче становилось его свечение и если бы не Копытце, который спрятал найденное в мешочек от семечек подсолнуха, старательно завернув звездочку перед этим в тончайшую китайскую парчу, то свет, найденной звезды, вырвался бы наружу из-за плотно запертых дверей и поднялся бы реально-необычный и первый за всю историю человечества переполох в Пекле. Однако, обошлось. Проказники шустро рванули назад. Времени почти не оставалось. По какой-то случайности Крылышко прихватил с собой чудную древнюю шляпу, вертя ее в руках и не понимая, как она у него оказалась.
– Стой! - сказал Копытце, - А откуда у тебя шляпа великого колдуна Аберзуля? Поговаривают, что она может исполнять желания, но как это делается, никто толком не знает. Одевай ее на голову и держи меня за руки крепко, попробуем.
- Абракадабра! Доставь нас к самой наряженной елке!
В огненной вспышке, которая ослепила мрачное подземелье, огнем свежескошенной травы растворился Блестящее Копытце и его компаньон по благородному делу - Серебряное Крылышко. Раздался глухой хлопок и огненный смерч, сорвав дубовые ворота с бронзовых петель и опрокинув наземь ошеломленного Смотрителя, рванулся в сторону небольшой площади поселка, почти задевая верхушки лесных деревьев. Часы на высокой ратуше звонко отсчитали двенадцать раз…
«Тихая ночь, дивная ночь» -
Глас с небес возвестил.
Радуйтесь! Ныне родился Христос.
Мир и спасение всем он принес,
Свыше нас Свет посетил.

Продолжение следует

Постоянный адрес статьи:
Если вы заметили ошибку в статье и хотите сообщить нам об этом, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Все статьи Сергея Брандта
  • Я не зарегистрирован
  • Я зарегистрирован
  • Имя (не заполнять) Email (не заполнять) Год (не заполнять)

    Добавить комментарий

    Отправить
    Правила размещения комментария
  • Добавить комментарий

    Войти и отправить
    Правила размещения комментария