Мелодии забытого детства


Опубликовано:

Остывшее багряное солнце медленно опускается на лохматые ветви потемневших вековых сосен и елей, забирая с собой напоминания о свежем летнем утре и горячем полудне за черную линию безмолвного горизонта.

Ослепительно вспыхивают последние лучи его в пушистой и золотистой иглице, в капельках густой и прозрачной смолы-живицы, остановившей свой стремительный бег с наступлением прохладных сумерек. Упоительный запах еще кружится в воздухе, смешивая пряность луговых трав с теплотой шероховатых стволов, добавляя в него по щепотке, как истинный гурман, серой дорожной пыли, лоскутки болотного невесомого тумана и странную, давно забытую мелодию.

Звуки тонкие и нежные появились в закатной тишине с последним лучом заходящего солнца и остались висеть в прозрачной тишине, подобно первым, зарождающимся на бездонном и безграничном небесном полотне звездным блесткам.

Птицы, большие и малые, сбившиеся в стаи и живущие отдельно в плетеных гнездах, смолкли разом, едва лишь первый звук коснулся окраины задремавшего на миг от трудов праведных леса. Затем мелодия полилась уже без остановки чистой волной непоседливого и веселого ручейка, принося с собой удивительные и давно забытые образы и видения, переплетая их в сонной лощине, словно влажные стебли болотной осоки, с янтарно-нежным лунным светом. Отражения кустарников и сгорбленных плакучих ив на темной маслянистой воде неглубокого, заросшего где-нигде по краям густым камышом, пруда зашевелились при легком дуновении ветерка, придя в движение. Воздух стал еще чище, а в обрывках дыхания, разорванного дыхания тумана, появилась как бы из ниоткуда, сотканная из сверкающих нитей, фигурка одинокой девушки, сидящей на комле продрогшей от воды черной ольхи, корни которой когтями страшного зверя впились в густой и жирный ил пруда.

Распущенные длинные волосы русой волной ниспадали вниз, укрывая лицо сидящей, и ее бледные, цвета церковного воска, руки. Что делает невинное дитя глубокой полночью рядом с застывшими, остекленелыми водами? Кого ждет она, призывая игрой на вырезанной из ивового прутика пастушьей дудочке? Но немы уснувшие окрестности: ни осторожного шороха, ни легкого всплеска ленивой, уставшей за долгий день, волны. Даже старая водяная мельница перестала поскуливать рассохшимся колесом и задремала.

Сказка неслышно проникла из твоего детства в реальность и началась без подготовки, как только первая звездочка, скатившись по небу вниз, упала легким светлячком в темные воды деревенского пруда.

Берегиня

Как давно это было? Так давно, что огромные валуны, лежащие за деревней молчаливыми наблюдателями, не превосходили ни ростом, ни весом обычный округлый булыжник, положенный в основу древнего каменного пути сотни лет назад и упрятанного надежно новым поколением под толстый слой некачественного асфальта. Так прячут ненужное со временем на пыльный чердак пока дети, играя в прятки, не обнаружат странное, сваленное в углу бесполезным хламом, добро и не откроют для себя одну из давно забытых тайн давно ушедшего времени.

Во времена, когда густые и непроходимые леса были лишь молодыми посадками, а на месте картофельных полей лежали непроходимые торфяные топи, когда рядом с людьми жили плохие и хорошие духи, произошла эта история. Лишь только вода ручья и смогла сберечь ее в целостности и донести в легком шепоте струящихся вод до мельничного вращающегося колеса.

В одной небольшой на несколько дворов лесной деревушке, почти на краю непроходимого болота, жил один молодой парень. Звали его Янак Безродный, так как не было у него ни отца, ни матери, ни кола своего, ни двора. Летом батрачил он на полях богатого хозяина, зимой помогал мельнику на водяной мельнице. За свои труды получал немного, но этого хватало, чтобы с голоду не умереть, да имел небольшую каморку в сарае, где мог, укрывшись куском мешковины, переночевать.

День за днем сменяли весну на лето, осень на зиму, ничем особенным друг от друга не отличаясь. Но однажды хозяин послал своего работника с письмом к пасечнику на дальний хутор. Дорога не близкая. Выйдя еще затемно, паренек лишь к обеду выполнил то, что и требовалось: встретился с седым хуторянином, письмо передал и назад поспешил.

Но как он ни торопился, как ни срезал свой путь через заросли и перелески, сумерки застали его возле неглубокой, поросшей камышом и кустами густой лозы, речки. Не по ночи же брести дальше. Янак костер распалил под корнями стройной одинокой березки, дымком горьковатым назойливых комаров отгоняя, дремать начал и чудится ему, что у костерка девушка белокурая сидит, свои волосы густые гребешком расчесывает. Волосы красавицы на поле пшеничное, под солнцем жарким выгоревшее, похожие, переливаются, как живые, в отблесках жаркого пламени.

И так ему хорошо с ней рядом, так спокойно. Кажется, что все беспокойства дня и тревоги за ее спиной в густой темноте остались. Присмотрелся парень: чудная девушка, одежда странная, сарафан льняной длинный, узким пояском, сплетенным из водяных лилий, в талии перетянут, рубаха белая, красными цветами и неведомыми птицами по вороту вышита, из ткани полупрозрачной, на туман чем-то похожей, а ступни детские обувкой не отягощены, так как босоногая. Незнакомка, не спеша, косы начала плести в подобие колоса спелого. Вереском цветущим от них живительно тянет и всполохи костра ночного в них играют.

Только рот парень открыть хотел, как она сама первая заговорила:

- Добрый вечер, Янак. Что ты здесь делаешь в поздний час, в неспокойное время? Неужели про то, о чем тебя старые люди еще ребенком предупреждали, совсем забыл? Ночь темным силам зла принадлежит, как светлый день для тепла и света в руки добрых сил отдан. Что ты ищешь в ночи, может свою погибель? Случай свел тебя со мной, меня Навкой зовут. Неужели не признал?

Смотрит парень в голубые, чистые, как июльское безоблачное небо, глаза и диву дается, как он сразу не признал ту, что испокон века все живое защищает от бед и несчастий, от злого влияния, от дурных помыслов и колдовства. Навка ведь – берегиня полей и источников, она обладает особым знанием и светом, связана она с духами предков, вот и оберегает непутевых в дороге от коварств ночных.

- Не признал, Берегиня! Не серчай! У меня день тяжелый выдался, не успел я к сумеркам порог переступить, здесь заночевал под березкой, на ночлег устроившись. И как она здесь болотных топях выросла, ума не приложу?

Таинственно глаза Навки сверкнули, мрак покорно на несколько шагов отступил и, как голодный зверь, всхлипнув, стал дальше своего времени дожидаться, когда костер погаснет. Навка, улыбнулась, ласково рукой в сторону парня махнула несколько раз и промолвила:

- Спи, путник! Пусть твой сон светлым без тревог будет. Я посторожу огонь и тебя от тех, кто в ночи голодным рыщет, ведь ты перед своим выходом из дома молока чашку в уголок поставил со словами: «Тебе, моя Берегиня!» Я и оберегаю теперь тебя, Янак, березкой за тобой вслед шла, пока в сумерках ты не заплутал и теперь защищаю тебя, не даю злому границ света перейти. Спи, мой мальчик! Завтра ты забудешь про меня и пойдешь своей дорогой дальше, а я всегда буду с тобой рядом и в горести, и в радости. Спи, спи, спи…

С первыми лучами солнца встал Янак, костерок еще дымил, весело щебетали проснувшиеся птицы, но стройной березки рядом не было. Парень проворно начал шагать по узкой, петляющей среди высоких кочек, тропинке и, спустя несколько минут, вышел на твердую землю. На душе было как-то по-детски восхитительно прекрасно, хотелось петь и кричать во весь голос.

Так всегда бывает, когда на смену длинной, тревожной ночи приходит солнечное утро, прогоняя страхи и глупые мысли за черту, проведенную длинным первым лучом. С каким-то неясным трепетом и волнением парень обернулся назад: на окраине поля стояла милая девушка и махала вслед ситцевым платком. А может это не девушка прощалась с ним, а стройная молодая березка качнула веточкой под дуновением легкого ветерка?

Дорога свернула в сторону деревни, оставив за спиной ночную встречу с Берегиней, отблески небольшого костра и короткий разговор с Навкой. Так и быть, ведь июльский день для тепла и добра в руки добрых сил отдан, пускай даже эти силы и не видны, и не знакомы каждому, это еще не значит, что они не существуют и не помогают людям.

В шепоте воды листка,
В цвете ярком лепестка,
В тишине хрустальных вод
Навка стройная живет.
В зной иль в белый снег
Держит Навка оберег.
День и ночь совсем не спит,
Путника от бед хранит.
От несчастий и от слез
Веткой стройною берез.

Постоянный адрес статьи:
Если вы заметили ошибку в статье и хотите сообщить нам об этом, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Все статьи Сергея Брандта
  • Я не зарегистрирован
  • Я зарегистрирован
  • Имя (не заполнять) Email (не заполнять) Год (не заполнять)

    Добавить комментарий

    Отправить
    Правила размещения комментария
  • Добавить комментарий

    Войти и отправить
    Правила размещения комментария