Воспоминания ясновельможной паненки. Продолжение


Опубликовано:


Действие третье
Перо черного аиста, или Пролетая над будущим…

За окнами притихшего от последних страшных событий как-то вмиг постаревшего особняка, поливая на промокшие до корней деревья, шел нудный осенний дождь. Он то гремел кровельным железом как барабанными палочками по крыше, то медленно стекал тонкими струйками по давно немытым стеклам. Ветви стройного клена иногда, когда налетал холодный леденящий листву ветер, неумело касались карниза, словно пытались удержаться и не улететь непонятно куда вместе с парящими над ними стаями истошно-горланящих во всё горло ворон. По утрам приходили заморозки, и пожелтевшая трава становилась звонкой и жесткой как стальная проволока, а пожухлые листья превращались в твердые, спаянные холодом, монолитные пласты. Крохотные многочисленные водяные капельки на ветках по утрам отливали благородным блеском чистейших бриллиантов, если конечно всходило багровое, словно сгусток крови, холодное осеннее солнце. В последнее время жизнь в доме незаметно изменилась. Больше не было таких веселых и ярких вечерних встреч. Люди, как испуганные серые воробьи, прятались по своим квартирам и особнякам, жались к теплым печам, прожорливым каминам и уютным оранжевым пятнам керосиновых ламп. По столице вместе с холодом и голодом шныряли непонятные на слух слова: «декрет», «экспроприация», «расстрел». Повсюду бесцельно бродили отряды не по сезону одетых рабочих и матросов. Среди них в кожаных куртках величественно двигались бывшие приказчики, редакторы и студенты с широкими и бездонными от кокаина глазами.

- Вершители людских судеб, – заметила тихим голосом мать Вероники. - Из навозной кучи, прямиком в управители на бал у Сатаны.

Девочки теперь совсем не играли в парке, не катались на маленьких трудолюбивых пони на манеже, не посещали кафе, где продавали вкуснейшие французские булки и эклеры с сельтерской водой. С утра и до самого вечера, не считая времени на обед в пустой столовой, и ужин, они занимались наверху, рисовали, читали по слогам большие неинтересные словари, пересматривали гербарии, иногда пели тоненькими голосками песенки на польском языке. Именно в такой нудный дождливый ноябрьский день сестры ушли на кухню помогать накрывать обеденный стол, оставив младшую заниматься перекладыванием в папках рождественских открыток и приглашений. Девочка сидела молча, смотрела, листала, переворачивала странички и не заметила, как погрузилась, согревшись под пуховым толстым платком в сладостный не то сон, не то дрему. И почудилось Веронике, что она – черный аист-первогодок, летящий над цветущим голубенькими мелкими веточками, необъятным полем.

Повсюду деловито жужжат трудолюбивые пчелки, неустанно собирая нектар с нежно пахнущих полевых цветов. Речка вертлявой голубой змейкой петляет у самого соснового леса, пахнет свеже-пролитой смолой, горьковатым печным дымком. Она летит дальше и видит окруженную цветущими вековыми липами со всех сторон панскую усадьбу, рядышком с которой блестит и переливается на солнышке стеклышко заросшего камышом неглубокого сельского пруда. На одной из лип аисты, такие же по цвету как она, построили гнездо для своей многочисленной семьи и зовут ее к себе, крыльями машут. Пищат непоседливые птенцы, клекот взрослых летит к самому небу.

Внезапно налетевший из-за леса горячий ветер принес вместе с собой тяжелые грозовые тучи. Оглушительно гремит гром. Яркая молния раскалывает небо напополам - на прошлое и будущее, а могучей рукой швыряет одинокую птицу на горящую внизу пшеничную ниву. Гремят траками железные машины, взрывается и горит поле. Клубы густого дыма низко стелятся над землей. Птица прячется в кустарник среди переплетенных ветвей жасмина и сирени. Она видит странных военных в серой, словно мышиного цвета, армейской форме. Фигурки живых солдатиков сгоняют людей в одиноко стоящий на поле овин, деловито поджигают деревянный сарай со всех сторон.

Ревет, бушует пламя, текут слезы у девочки во сне, вздрагивает черным телом сидящая в сторонке одинокая птица. Страшно ей и неуютно, не видно больше гнезда и птичьей семьи. Вместо липы только широкий пень остался и усадьба исчезла. Одни сожженные, обугленные бревна и пруд опустел, высох до самого дна.

Потом отдельным фрагментом - летящее по пыльной лесной дороге черное перо аиста, кувыркающееся по воле ветра в сторону торфяного болота. Летит перо, похожее на длинный комок черной сажи: то вверх поднимается, почти туч касаясь, то вниз опускается по самой водной глади речушки, скользит, аж дух от такого полета захватывает. Отражаются в воде летящие над ним другие гордые черные птицы, спешащие за медленно опускающимся солнцем. Опять гремит гром или выстрел, скользит вожак вниз, ломая и сбивая строй, смешивается птичий клин и несется над землей их душераздирающий плач.

Просыпается девочка, освобождаясь из объятий тревожного и пугающего сна. Кулачок ее сжимает птичье перо антрацитового цвета. Откуда оно и как появилось у нее? А может это перо упавшей одинокой птицы? Смотрит Вероника, ничего понять не может, но кажется ей, что это и есть небольшая подсказка из далекого будущего. Гремит лестница, спешит девочка вниз, несет тревожную вещь. Так хочет сказать, предупредить всех своих, но не успевает, услышав слова своей матери:

- Ты уже проснулась? Тогда мой руки и садись кушать. Сегодня я приготовила твои любимые картофельные оладьи. А что это за перышко у тебя в руке?

Действие четвертое
Остывший камин и мамина сказка на ночь

Вторую неделю с перерывами на обед и скромный ужин, на глубоко промерзлую землю с широко распахнутых небес опадал хрупкими редкими снежинками, валил пушистыми хлопьями, звенел ледяной крупой зимний снег. Утром мороз разбавлялся в мутном недолгом пребывании солнечного света, а к вечеру крепчал, потрескивал промерзшими насквозь ветками жасмина и малинника, пробирая до костей поздних одиноких путников. В его дыхании отчетливо ощущалось присутствие самой смерти. Когда над горизонтом проваливался тонкий, изъеденный холодом за день ободок небесного светила, а небо начинало алеть, воздух становился хрустально прозрачным, и во дворы приходила серая поземка, мелкие зверушки, воробьи старательно прятались в укромные места и жались поближе к человеческому жилью. Ветер начинал завывать совсем по-волчьи в сквозных и остывающих печных трубах, старательно слизывая сажу с кирпичной кладки щершавым бледным языком.
В такое время, когда темнота расплескивалась под окнами щедрой вечерней рукой, проглатывая короткие тени, отбрасываемые на снег задубевшими деревьями и кустарниками, девочки прятались под огромное и толстое шерстяное одеяло на родительской кровати и, согревая друг друга тельцами, рассказывали необычайные, часто выдуманные по случаю, страшные истории.

Сегодня капризная печка в комнате, проглотив небольшую порцию легких и сухих дров, не дала взамен необходимую порцию тепла, а получив новую охапку немного сырых, не захотела их есть, а лениво дымила почти без тепла и пламени. Мама тоже где-то задержалась, скорее всего, в одном из издательств, перепечатывая неумелые, как она говорила, тексты грубых поэтов из крестьян, корректируя слова, размер, а иногда и смысл революционных произведений в холодной конторке, озябшими от холода нечувствительными пальцами.

- А вы слышали историю про Бубновую Даму? Если нет, то я расскажу ее вам, - глухим голосом, будто подвывавшая за окном вьюга, монотонно проговорила Нина, предполагая напугать младшую Веронику, которой только носик высовывался наружу из-под одеяла.

- Эта дама глубокими, зимними вечерами бродит по узким улочках города, и заглядывая в окна, ищет маленьких детей, которые в такой поздний час находятся дома совсем одни-одинешеньки, - продолжала старшая сестра, по-заговорщицки оглядываясь на среднюю Регину, - мол, смотри, младшая наша, от страха даже на кухню одна не пойдет, из комнаты шага не сделает.

Она внимательно вглядывается из кромешной ночной темноты в окна комнат и ищет испепеляющим взглядом всех, кто спрятался или укрылся от нее.

- Не подходи к окнам! Не открывай шторы! Не выглядывай из-под одеяла, иначе она заберет длинной рукой твое сердце, Вероника!

- Отдай мое сердце! - вдруг закричала она, схватив сестричку за руку, чем напугала малышку до пронзительного крика. По случайности порыв ветра ударился в оконное стекло, забарабанил по карнизу крохотными кусочками льда и тем самым напугал снова и рассказчика, и кто внимательно его слушал. После внезапного стука и мелодичного позвякивания девочки разом громко вскрикнули и спрятались с головой в спасительную норку под шерстяным одеялом, под которым было очень темно и душно. Звуки доносились туда с небольшим опозданием и искажением, но было не так пронзительно страшно. Дети даже перестали дышать и почти не двигались, их сердечки стучали крохотными неустанными молоточками. Вдруг показалось, что внизу на первом этаже со скрипом открылась входная дверь. Спустя несколько минут послышались осторожные легкие шаги по лестнице, ведущей наверх, и кажется, сухой странный стук. Девочки онемели от ужаса. Кто-то неизвестный и злой приближался к дверям родительской спальни, ворча про себя слова непонятной молитвы или заговора.

- Наверное, это Бубновая Дама, узнав, что мы дома одни, решила навестить и забрать наши трепещущие от страха сердца.

По звуку распахнувшейся двери стало понятно, что она нашла комнату и вошла в нее. Возле печи что-то громко упало на пол и покатилось. Прошуршали неторопливые шаги в направлении кровати, и рука призрака, ухватившись за край покрывала, потянула его к себе. Сестры от такого закричали в один голос:

- Не трогай нас, Бубновая дама, не трогай! - и обнаружили такую родную маму, стоящую рядом и дрова, лежащие у печки. Уставшим голосом мама промолвила:

- Опять младшую пугаете! Почему за печкой не следите? Совсем потухла! А на дворе метель ревет, с ног сбивает! Давайте снова разожжем огонь и вернем в комнату такое необходимое тепло, потом приготовим чай и я расскажу вам другую историю, более веселую и по-настоящему светлую.

И мама, с нежностью посмотрев на своих перепуганных дочерей, ласково им улыбнулась:
- Договорились?

Постоянный адрес статьи:
Если вы заметили ошибку в статье и хотите сообщить нам об этом, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Все статьи Сергея Брандта
  • Я не зарегистрирован
  • Я зарегистрирован
  • Имя (не заполнять) Email (не заполнять) Год (не заполнять)

    Добавить комментарий

    Отправить
    Правила размещения комментария
  • Добавить комментарий

    Войти и отправить
    Правила размещения комментария